За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Ацилотс » Квартал нищих


Квартал нищих

Сообщений 61 страница 79 из 79

1

http://s7.uploads.ru/yMIDZ.png
Несмотря на название, здесь живут не только нищие, но и те, кто не смог пробиться в более привилегированный район. И так же, словно насмехаясь над званием "квартал нищих", этих нищих здесь увидеть трудно. тут обитают бедные ремесленники, приезжие, люди, отказавшиеся от роскоши или.. преступники.

В самом квартале очень чисто и уютно, но некоторые здания всё же портят внешний вид. Это пабы, где проводят бои без правил, играют в азартные игры на деньги, таверны, где собираются отбросы общества. Есть целая улица, которые многие называют - улица трактиров. И по ней можно добраться до самого популярного места - бордель "Черная Фея".

Это место пользуется популярностью у всех. У бедных и богатых. Торговцев и ремесленников. Даже некоторые из стражи заходят развлечься с девицами.

Но не только благодаря этому известен квартал. Здесь в самых мрачных подворотнях встречаются продавцы душ, то есть работорговцы. Их часто ловят защитники закона, но всё же это не мешает приходить новым торговцам. Так же здесь есть небольшой аналог черного рынка, что в Вильдане. Но товар здесь намного хуже, чем в темном городе. И это вовсе не рынок, а небольшой магазинчик, где продают запрещенный товар. Магазин находится в подвале какого-нибудь заброшенного дома. Благо их здесь много, так что хозяева часто меняют расположение. Но знающие люди всегда найдут магазин.

0

61

Подозреваемый.[float=right]http://s6.uploads.ru/t/la2tJ.png
[/float]
- У нас профессионально должна отсутствовать совесть, тем более с Вашей-то специализацией, миледи.
Позвольте заметить, что сейчас Вы неправы. Моя совесть непорочна, ведь кары моей удостаиваются  лишь те, чьи пороки и поступки этого заслуживают.
- Кха-ха, прекрасно сказано, миледи, - взгляд ледяных глаз посмотрел прямо на девушку, будто пытаясь пронзить её насквозь или, по крайней мере, рассмотреть что-то, что скрывалось ото всех, даже от себя самой, - Прекрасно сказано. И в чём я обвиняюсь?
Не сработавшиеся, случайно найденные.. Это хорошо! Очень хорошо..
Тонкий язык снова коснулся бледных сухих губ, когда мужчина с глухим выдохом вздрогнул и согнулся особенно сильно под едва различимый треск ткани, невольно дернув громко зазвеневшую (и заглушившую все другие звуки) цепь, которую удерживала незнакомка, на себя. Конечности его скрылись под широкими полами плаща, ниспадающими на пол. Тем временем девушка докладывала о том, что ей было известно или, точнее, что было и так очевидным. Усмешка снова закралась в уголки губ неизвестного, когда звон цепи от телесной тряски заметно усилился.
Не человек, определенно. Живет гораздо дольше озвученной расы, определенно… И дети это хорошо, барон, - тем временем закончила доклад неизвестная и дернула за цепь, принуждая снова выпрямиться и.. Улыбнуться? Нет, едва приподнятый левый уголок губ нельзя было назвать улыбкой - так, горькая насмешка над оной.
- Почти угадали, - едва заметный кивок окончился движением плеч под плащом, будто неизвестному становилось тесным его собственное одеяние, и будь на то его личная воля - он бы с радостью его снял. Взгляд синих глаз смотрел так же холодно, но при появлении кинжала будто дрогнул, отразив блеснувший на острие свет.
Ммм, скорее всего Вы хотели бы сами представиться, я прав? И да, прости за лицо, не сдержался, - осторожный кивок, показался бы более похожим на рефлексивное движение - так он был резок и невнятен. Что-то за спиной мужчины зашелестело, едва пробиваясь сквозь продолжавшийся звон цепей, когда девушка безрассудно близко поднесла лезвие к незаметно огрубевшей коже нелюдя, а после приблизилась и сама. Мужчина снова облизал губы, в последний раз, под прозвучавшие слова:
Я хочу ваш глаз… И я его вырву.
Звон цепи оборвался на полутоне, будто запнувшись обо что-то, а мужчина, неспешно наклонившись к девушке, чтобы та точно услышала его шепот, медленно произнёс:
- Маргарет будет полезссна всссем, - последнее слово не успело затеряться в подозрительной тишине, когда неизвестный резко и с нечеловеческой силой оттолкнулся конечностями от пола и рванул цепь на себя, перекатываясь через спину назад, в сторону выхода - в темноту, а из под плаща метнулся широкий и сильный хвост, сшибая рванувшихся на него преследователей с ног, а девушке с большой силой ударяя по рукам и [float=left]http://s7.uploads.ru/t/9eUtm.png[/float]немного в лицо. Не прошло и вдоха, как звон цепей смешался с треском активированного заклинания рун - от тех самых, выпавших из рук неизвестного, монет, вытянулись силовые линии, объединились с оставшимися на месте укатившегося преступника рунами (кривыми, выцарапанными на полу когтем), - и устремились к девушке и мужчине в масках силовыми жгутами, опутывая жгучими, болезненными объятиями и обездвиживая.
А тем временем уже закончивший кувырок незнакомец и не подумал подняться на ноги, а замер в полулежачем положении в смутном свете активировавшейся рунной ловушки. Негромкое шипение, телепнувший в воздухе раздвоенный язык, и чёрный, примерно 1.5 метров в длину, варан (точнее его изменённое, очеловеченное подобие) в черном плаще разворачивается и проворно исчезает в дверном проёме, напоследок задев один из двух несущих, подгнивших столбов, удерживавших ветхую крышу от падения.
Глупцс-с-сы..

Офф: думаю, степень попадания в ловушку, а так же возможность у неизвестного вырваться можно разыграть дайсом.
П.С.: Эрик, вараны - падальщики, так что опасайся гангрены.. Прижигание не сильно поможет.

Отредактировано Нэа Исс (2014-01-09 22:32:39)

+2

62

Обычно в ордене были определенные тройки, работающие над заданиями вместе. Ну, или пары, для наиболее старших по званию и опытных в полевых работах. Но смута и неразбериха, к сожалению, может коснуться и Орден. Так, например группы решили переформировать для обмена опытом, а это влекло маленькую, неприятную особенность - полнейшая несработанность соратников по общему делу.  Вот и сейчас не исключение, они с Софи ни когда прежде не работали, лишь изредка пересекались в библиотеке, но там особо дружеские отношения не установишь.
Но против начальства не попрешь, а с ходу к методам и поведению не привыкнешь и не подстроишься, сколько бы ты лет не проработал в инквизиции.   А эти самые методы у девушки были, мягко говоря, странные. Эрик привык к грубой силе, а она сначала решила установить совестный контакт.
«Рука… чертовски неприятно… как бы этот… пленный ни какой заразы не переносил.»
Вообще состояние мужчины было, мягко говоря, нервное. Он расхаживал по помещению, потом опускался на корточки или присаживался на хлам сваленный то тут, то там. Выслушав доклад девушки, он остановился всего в полутора метрах от неё, перебирая в памяти похожих аристократов Ацилотоса, но описание было слишком расплывчато, а если человек имел высокое происхождение, это еще не значит, что он вел публичный образ жизни. У всех свои тараканы.
Из-за нервного, обеспокоенного состояния и неприятного жжения в руке, кольца на левой руке начали поблескивать. Вредная привычка еще с академии, он попросту разбазаривал вовне свою энергию, но даже после ругани и наказания учителей, он от неё не смог избавится.  Эрик был тем еще нервным малым.
- Держись от неё подальше.. эй! – слишком быстро и неожиданно произошли события. Вот Эрик следит жёлтыми глазами, как их пленник подпрыгивает, слишком высоко и ловко из позы, в которой находился, и приземляется на четвереньки. А уже через секунду его по ногам ударяет мускулистый хвост и мужчина со вскриком рухнул на пол. Благо хоть и не толстая, но прочная чешуя на лодыжках спасет его от серьезных гематом и он при случае даже сможет передвигаться. Слыша как что-то под его весом, хрустнуло,  и ощутил растекающуюся влагу.
Не успел он пошевелится, как тугие жгуты энергии обвились округ тела, сильно стягивая.  А из темноты на него взирал приливных таких размеров варан противно шипя. А через секунду он уже исчез в двери напоследок ударив хвостом по и без того хрупким балкам.
Тишина, только двое инквизиторов пытающихся сбросить путы, чтобы начать преследование и неожиданный хруст и пыль с черепицей водопадом посыпалась вовнутрь здания и снова тишина.  Чем хороша привычка ильзара разбазаривать свою собственную энергию? Так это тем, что в экстренной ситуации не нужно тратить время на подготовку заклинания. А когда ты лежишь в луже непонятных зелий, на которые ты рухнул, рана на руке, которую прикусил падальщик снова открылась, а тебя и твою напарницу вот-вот завалят обломками и без того ветхого здания, чем не экстренная?
Кое-как извернувшись и изловчившись, вытянуть руку и опустил её в лужу образовавшуюся в неё. Оставалось, наедятся, что конечность от этого не отвалится, но ему требовалась жидкость, а это хоть что-то. Несколько искр обогнули кольца и уже в воздухе преобразовались в прочные сосульки, под цвет разноцветных жидкостей из которых были созданы. К большому сожалению, Рогли то ли использованный материал, толи все-таки неудачное положение его тела и отсутствие достаточной концентрации, но его создания лишь частично долетели до цели. Некоторые рассыпались прямо в воздухи, тая разноцветными снежинками, другие или слишком далеко или с недостаточной силой обрушались на свои цели. И только несколько из них умудрились попасть в монеты. Правда, к огромнейшему сожалению, именно руны удерживающие Эрика в таком положение небыли задеты. А стекло разбитых склянок неприятно царапали чешую на пояснице сквозь одежду.

Офф: действие заклинания разыграно дайсом. Ссылка

0

63

– Прекрасно сказано. И в чём я обвиняюсь? – действительно. В чем? София бы и рада с по-деревенски глупой улыбкой до ушей все расписать в мелочах, разложив слова по своим ячейкам и полочкам, сопровождая красочный рассказ бурными рукоплесканиями, да вот только не могла. Ее редко интересовали причины того, что нужно узнать от допрашиваемых, по каким обвинениям ей приходится лишать разумное существо жизни и почему именно ее дергают посреди суток, лишая сна, сытного кушанья и заставляя отложить свои дела на потом… Это ее не касалось, ведь Орден никогда не ошибается. Что было вложено в процессе обучения, давно стало для василиска правдой и негласным законом. А в сложившейся ситуации еще и обстоятельства не позволяли быть в курсе событий: она даже не предполагала, зачем требовали ее присутствия в ловле, ведь в письме не было подробностей, были лишь скомканные обрывки фраз, указывающие на то, что дело горящее, и это было подтверждением того, что действительно есть за что вершить правосудие. Опираясь же лишь на догадки можно было и промахнуться… Хитрить нехорошо, пусть ложь и является неотъемлемой частью каждого, а в особенности белокурой, сейчас она просто не могла совершить сей грех, в первую очередь, потому что обманулась бы и сама. Пришлось выскользнуть из ситуации, начав вслух проговаривать детали, которые нужно было бы запомнить, память все же не вечная.

– Почти угадали, – а вот и прямой пример того, что предположения не факты и ими они могут оказаться лишь при умении наблюдать или же при большой удаче, а этим Вердар явно не обладала в данных делах. Сами посудите, у женщины жизнь вокруг подземелья замка Инквизиции да своей комнаты вертится, а тут приходиться размышлять, дабы вынудить жертву подтолкнуть к правильному варианту, ведь приказа убивать не поступало. «Неужели в занимаемом титуле нужно брать выше?..»

Они стали близки… Нет, не духовно, хотя и это присутствует, – физически. Столь близки, что и без его последующего движения они могли дышать друг другу в лицо. Но он подернулся вперед, оказавшись устами около ее ушной раковины, кою стал раздражать испускаемый им воздух. Мелкая дрожь прошла по телу… Нет, то был не страх, не гнев, не возбуждение и даже не холод, то было отвращение, тревожившее душу и заставляющее стиснуть зубы, дабы стерпеть подобную выходку. «Маргарет будет полезссна всссем»… Вот оно! То, что заставило бесноваться и тревожиться интуицию, то, что было связующим звеном цепи! Эта манера говора… Но сейчас это было не важно. Тело остолбенело, будто его накрыло ловушкой раньше времени, мысль о том, что может пострадать невинное дитя, крепко поселилось сорняком в душе, временно заняв рассудок.

Тяжким, размытым омутом где-то раздалось недовольство временного напарника… Хех, напарник. Разве палач может работать в паре? И уж тем более с искателем, а не охотником? Нелогичное решение, но зачем возмущаться попросту… А после накрыл калейдоскоп событий, сменяющий картинки реальности в мгновение ока, отчего ситуация еле улавливалась от аморфного состояния сознания. Тело реагировало быстро, что не могло не радовать. И секунды не потребовалось для того, чтобы выступила чешуя, блеснувшая на миг мягкой синевой от лунного света. Первый удар хвоста попросту не достиг василиска, Софья даже не думала кидаться за сбегавшим, но возвращаясь, он столкнулся с кинжалом, удерживаемым обратным хватом из-за чего острие едва касалось запястья. Полностью удар не пришелся на руку, куда открыто целились, кончик все же со шлепком лег на щеку и, не будь у девушки второй шкуры, явно бы рассек кожу, как крекер кнута плоть, оставив на прощание памятный шрам.

Она с некой мольбой смотрела на безмолвное небо… «Тяжело дышать, и, кажется, немного болит спина. Точно, я упала на пол от силы обрушившейся конечности этой гниды и подняла в воздух пыль, – повернув на бок тяжелую голову, она первым делом увидела блеснувший в проеме выхода силуэт варана и уж после обратила внимание на то, что ее окутали плети заготовленной им ловушки. – Вот же ж тварь. Но мне так хочется спать…». Веки, будто налившись медью, тяжко закрылись, в ушах все еще звенело, в горле першило, а тело предательски не ощущало доставляемой боли… Очнуться от этого состояния помогли снежинки, нагло упавшие на щеки и скользнувшими вниз уже цветастыми каплями. Открыв глаза, василиск уже не видела не сбежавшего, не искрящихся ломаных линий, нагло обхвативших ее тело. Но рядом лежал он… «Как же его зовут? Не забыть бы поблагодарить, а-то имя не вспомнить...», на уста легла мягкая улыбка, с которой она несколько неуклюже встала. Первым делом нужно было освободить его… Взгляд скользнул по полу, к счастью несколько монет располагались на широкой доске не прижатой сосульками Искателя, а под той имелась и еще одна. София резко подцепила нижнюю и поспешно отбросила в сторону: золото, звонко позвякивая, разлетелись по комнате, ослабевающие веревки рун пропали и вовсе. Все же было свое преимущество в том, что здание наполовину разрушено, ведь пол бы так просто не удалось оторвать, пришлось бы искать какой-то предмет, дабы эту насытившуюся магией пакость смахнуть.

[float=left]http://cs408130.vk.me/v408130054/9850/pc3SJMIN7Uo.jpg[/float]

Едва перебирая ногами, Вердар обошла тело Эрика, и было хотела уже протянуть тому руку, но заметила монету и посчитала разумным взять ее на всякий случай с собой. Пришлось опять идти, пусть и не долго, но шаги отчего-то тяжело давались, по спине все еще блуждала легкая боль. Нагнуться… Разогнуться… Сесть на корточки и наконец-таки ногтем подхватить золотой кругляк, закинув его в надежный карман тапперта и после… Вновь заметить интересную вещичку. Под досками валялось непонятное нечто: свалявшийся белый мех, глиняная мордашка, мастерски раскрашенные пуговки-глазки и человеческие зубы. Рука невольно потянулась к игрушке и, ухватив за лапу, жадно потащила на себя, доставая и уж после прижимая к груди. Слух вернулся в норму, желания кашлять более не возникало, мысли текли в привычном потоке, боль медленно, но верно, рассасывалась, только сейчас обратив на это внимание, она через плечо обернулась к Рогли:

– Мне придется тебе ”помочь”, я заранее попрошу прощение за доставленную в скором времени боль, ты будешь мне еще благодарен, но вначале… – сделав паузу она многозначительно цокнула языком, начав гуськом приближаться к парнишке – нужно отсюда свалить. Если тебя, конечно, не прельщает возможность помереть от того, что тебя придавит эта рухлядь. Встать можешь? – рука была протянута, однако вряд ли бы девушка могла помочь встать, разве что и самой завалиться, но действо вышло чисто машинальным.

/ОФФ: Софи не ломала пол. Лишь откинула доски, которые валялись поверх./

Отредактировано София Вердар (2014-01-20 01:14:02)

+4

64

"Ночь определенно очень хороша. И тучки вот разбежались по каким-то своим делам. И мы так хорошо лежим у всех на виду в ловушки... ах да не мы"
Эрик недовольно покосился в сторону лежащего на спине василиска. Видимо удар, пришедший на неё от их не очень покладистой добычи был достаточно сильным. Ему только осталось порадоваться, что он стоял достаточно далеко, чтобы не попасть под раздачу. Да у него была чешуя и формы и внешне выглядела так же как и у тех же ящероподобных существ, только была она в разы тоньше и практически не защищала. Одним словом,  маг уже не трепыхался бы совсем, а лежал, допустим со сломанным позвоночником в луже собственной, отравленной падальщиком крови.
Послышалось какое-то шуршание и инквизитор перевел взгляд выше и точнёхонько ему на лоб  упал небольшой кусочек черепицы и присыпало это все дело пылью. Из-за чего он громко чихнул и поежился под сдавливающими его путами. Быть похороненным под обломками ему ой как не хотелось. Не о такой он смерти мечтал, ему больше нравилось думать, что он умрет от инфаркта в постели с красивой девушкой на закате своей жизни.
Лежа на холодном полу, в луже из забористого коктейля  зелий и медленно истекая кровью, Рогли, осознал насколько же его партнерша медленная. Казалось, она находилась вне времени и пространства, шаги, движение преобразованной руки, поворот головы, все было медленно. Вот звон рунной монетки о дощатый пол и путы исчезают, словно владелец ослабил хват кнута. Судорожный вздох, обжигает легкие холодным воздухом,  раскалившимся из-за магии рядом с ним. Руки онемели, пальцы с трудом сгибались и разгибались. Усилие и здоровая рука, лежащая в луже, с хрустом высвобождается из ледяного плена. Вот что бывает, когда к магии относишься с поспешностью и халатностью, чтобы согреться ему теперь придется постараться.
- Брось каку, ты же не знаешь, откуда эта кукла здесь появилась, где твоё чувство самосохранения? - даже голос был замерзший, зубы отбивали бодрую чечетку, а зрачки сильно расширились. Его колотила дрожь, организм пытался согреться.
Осмотрев любезно протянутую лапу от пошатывающейся девушки и мотнул головой, медленно, цепляясь за ящики  стену, он привел себя в вертикальное положение и направился к выходу. И уже оказавшись в достаточно безопасном месте, как открытая площадка без риска погребения, об присел на корточки вытирая лицо и руки от зелий.
- Естественно я не откажу девушке в удовольствии поиздеваться над собой. Тем более эта гадость уже достаточно сильно проникла в организм... хотя возможно это я просто замерз, - Эрик стянул с себя пропитанную кровью повязку и внимательно рассмотрел. - Но не думаю, что я в таком состоянии смогу проделать путь до Ордена, есть предложение? Тварюгу мы все равно упустили безвозвратно.

Отредактировано Эрик Рогли (2014-01-28 12:55:41)

+2

65

Стоило Софье только подойти, а от парня уже посыпались ворчания и недовольства, что вызвали лишь очаровательную улыбку на устах нежного создания. Самосохранение? Подобное чувство давно не тревожило палача, а посему излишне притупилось. Безопасность для белокурой – это приспособления для удержания и усмирения провинившегося, а так же подземелье, ничто иное не вызывает большего доверия, хотя и перечисленное тоже не столь надежно. Хотелось отвесить грубое замечание о том, что у партнера этого чувства в сто крат меньше, но дрожь того усмирила пыл к поддевке. Множественные чешуйки на теле неспешно пропали из виду, доставив своей обладательнице, небольшой дискомфорт в форме щекотки и временной тупой боли, что лишь удержали выражение довольного лица на несколько кратких мгновений.

Эрик молчаливо отказался от помощи, из-за чего протянутая рука осталась без внимания, похоже, что он в отличие от Вердар не так сильно поддавался неизвестному порыву, побуждающего действовать несколько глупо. Поднявшись, он поспешил прочь, оставляя  позади себя озадаченную василиска, как обычно никуда не торопившуюся, ведь работа привила привычку того, что времени у нее в большинстве случаев с тремя горстями свыше имеется. Вынуждение действовать расторопно просто-напросто отторгались и игнорировались, как телом, так и сознанием, это же все же не дуэль. Но оставаться в здешней развалюхе просто не хотелось, почему София и поползла на четвереньках к выходу, неуклюже поднявшись лишь через десяток шагов. Четкий силуэт мужчины у не заваленного пути отступления… Вот куда она неспешно направилась, но плутовка судьба, похоже, была недовольна подобной медлительностью и решила подстегнуть наглую мерзавку. Прямиком за спиной что-то обвалилось, предположительно – кусок кровли, вынудивший испуганно взвизгнуть от неожиданности и рвануть на всех парах к Рогли, спина которого и остановила проявившуюся активность. Не сказать, что столкновение входило в планы… Собственно, ловля ногой гнусного порога, заставившего белокурую потерять равновесие, тоже не было запланировано.

Отступив на шаг, заботливо потирая пальцами ушибленный нос, она поспешила ответить, смущенно уткнувшись взглядом на свои носки пыльной обуви:

– Я могу предложить переночевать у себя, если ты не брезгуешь разделить одно ложе или отдохнуть на пыльном полу… Хотя можно же пойти в церковь, может даже в монастырь… Так куда же жаждешь направиться? – неловкость и румянец пропал с лица, а кинжал, что до  сих пор нервно был сжат пальцами, пошел в действие… От недавней добычи был грубо отрезан клок шерсти, который вместе с кинжалом поспешно нырнул в просторный карман куртки. Выудив оттуда в придачу к уже взятому и склянку, в которой находилась какая-то сушеная трава, она торопливо начала скользить взглядом по земле, нервно что-то выискивая. Губы вновь дрогнули под тяготой слов… – Не вернешь ли мне огниво? Оно сейчас как ничто иное необходимо.

+1

66

Не успел Рогли и секунды посидеть в тишине и спокойствие, как осознал: вот она старость. И то что ему давно пара пойти на пенсию и тихонечко сидеть в библиотеке и обучать премудростям молодняк, но нет его же на приключения и вольные хлеба тянет. В голове злобненько захихикал внутренний голос, оповещая, что сам напросился. А напросился он, радостно свалиться на четвереньки в пыль и грязь, зато прекрасная леди не пропахала лицом по этой самой земле-матушке.
Медленно поднявшись, не забывая осудитльно покряхтеть во время сие процесса и отряхивая от пыли одежду и руки, скорее машинально, чем пытаясь исправить возникшую ситуацию на данный момент. И не удержался от такого здорового, веселого смеха. Он как-то не привык видеть палачей, стоящих опустив голову и смущенно рдея румянцем. Скорее уж это их удел заставлять склонять головы и окрашивать щеки, но уже в настоящую кровь.
- Все нормально, жить, по крайней мере сейчас точно буду, но не ручаюсь о дальнейшем.
Руку щипало и неприятно тянуло, хоть он и прижёг её, но видимо от ядовитой слюны его это не спасло. А вот лишаться руки ему ну вот совсем не хотелось, и он откровенно начал нервничать, переминаясь с ноги на ногу и подходя к девушке ближе, доставая из-за пазухи огниво и протягивая ей.
- Вот держи, - Эрик вложил в руки девушки её огниво и нахмурился, внимательно наблюдая за её манипуляциями, заодно обдумывая её предложения. Неуверенный кашель и улыбка. - Не сочти меня мужчиной не воспитанным из-за моих слов. Но я совершенно не признаю святых мест. Они навивают на меня смертную тоску, и мне хочется повеситься под потолком. Так что если позволишь лучше к тебе.... эй что ты собираешься делать?
Мужчина не произвольно отступил на пару шагов, назад хмурясь еще сильнее на действия девушки.

+1

67

Уж чего-чего, а столь неожиданных последствий своей нелепой координации она никак не могла ожидать… Как так-то? Палач, кроме того, что перепугалась какого-то там кусочка крыши, так еще и неуклюже столкнула с ног своего сегодняшнего партнера, который уже неспешно поднялся с земли и начал отряхивать одежу. Привычка взяла свое, и девушка, окунувшись с головой в свой гиблый театр, начала новый концерт… Концерт простолюдинки, постыдно склонившей голову перед своим господином из-за того, что провинилась. Да только времени на такие глупости не было, остались делишки рабочие, кои откладывать ну совсем нельзя. Хотя и заливистый смех Рогли тоже внес свою лепту, растормошив плутовку.

Пальцы ловко стянули небольшую пробку со склянки и аккуратно потрясли, выталкивая на ладонь сокрытую плотной кожей перчатки небольшие семена. Затолкав обратно норовивший выпасти сушеный лист, Софи столь же скоро сокрыла закрытую пробирку в кармане, после нагло впихнув в руку мужчины, оповещающем о своей целости и сохранности да робко лепечущим желании припасть телом не абы где, а в чужих покоях, семена дурмана…

– У меня нет времени на нагревание металла до необходимой температуры, поэтому прижигать будем открытым огнем, тщательно пережуй… Уж лучше ты созданий изнанки увидишь и половишь, чем будешь рыдать передо мной, – свободная рука перехватила протянутое огниво, и белокурая, ловко развернувшись на пятках, присела на корточки да пошла вперед гуськом, подбирая сушеные пучки травы, клочки бумаги и небольшие деревяшки, кои щепками легче назвать. – И раз уж мы пойдем ко мне, то это можно позволить, там тебя в ереси никто не обвинит. Только особо не удивляйся, если проснешься привязанным шмотьем к стулу, а рот будет чем-то забит, я не особо люблю, когда мне мешают отды… Кхм, работать. – Осторожно дернув себя за мочку уха, она добавила еще одну фразу, перейдя на шёпот, – за сохранность твоей жизни ответственность не несу, мало ли ты задохнешься, пока будешь спать… И такое ведь может быть.

Закончив свои раздумья вслух, Софьюшка начала собирать набранное в небольшую кучку, прикрытую парочкой булыжников с ветреной стороны, хотя того почти и не было. Но корячиться-то еще раз не особо хотелось, да и времени на то не было… Обернувшись через плечо к Эрику, девчонка устало махнула тому рукой, мол «Иди сюда, что встал-то?».

Отредактировано София Вердар (2014-02-11 01:20:43)

0

68

Улицы города http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

6 БМ 1647 г. ~15:00

Олаф не знал, чего ожидать от квартала нищих. Однако, все же местечко оказалось по меньшей мере прилично выглядящим. Никаких помоев, текущих тебе под ноги, ни разбитых дверей и окон. Все предельно нормально. Он сам жил на похожей улице. Спрашивать у конвоира, в чем тут секрет, не хотелось, потому Олаф придержал свое любопытство и стал разглядывать вывески, обильно украшавшие почти всю улицу.
Оказывается, жизнь здесь кипела праздная. Все-таки некоторые заведения красноречиво говорили о том, что люди состоятельные заходят в этот квартал лишь надвинув головной убор пониже на глаза и спрятав кошелек в сапог. Лоддроу заинтересованно затормозил у тупичка, где виднелась одна-единственная дверь со странным символом, нарисованным красной краской. В ней было прорезано окошко на уровне глаз, убранное решеткой. Как минимум это говорит о том, что в заведение не пускают кого попало. Что же там? Анаферисный притон? Место сборищ сектантов? Клуб любителей игры "Подземелья и Придурки"?
- Это паб. Здесь играют на деньги.
Лоддроу вздрогнул и обернулся, с готовностью задирая голову. Башня за его спиной спокойно смотрела в тот же тупичок.
- Заглянем, пожалуй.
Таур была особой понятливой и уже уяснила, что Олаф не будет прислушиваться к ее ценным советам, связанным с посещением определенных мест в Ацилотсе. Похоже, она избрала другую тактику: маячить за плечом безмолвной тенью и при необходимости исполнять роль справочника. Это куда лучше. Только вот Олаф не сомневался, что мозг этой машины сейчас вовсю трудится, собирая материал для доноса Андоре.
Да, он хотел презирать эту дылду. И пока получалось без труда. Она сама давала массу поводов.
Парочка приблизилась к двери. Олаф знал, что нужно делать: он имел богатый опыт по части посещения закрытых заведений в Хартаде. Однако, здесь могли возникнуть осложнения, если вдруг окажется, что приезжим тут не рады. Почему бы не положиться на старый добрый способ разрешения большинства известных миру проблем?
Окошко по ту сторону двери чутко распахнулось на стук, и между прутьев возник огромный желтый глаз.
- Пароль?
- Серебро.
Перед глазом возникла круглая монетка, неярко поблескивающая на солнце.
- Неправильно! - пророкотал голос из-за двери и окошко захлопнулось. Лоддроу растерянно моргнул и убрал валюту в карман.
- Есть острая необходимость в том, чтобы попасть в это заведение, сэр? - звонко поинтересовалась Таур. Олаф хмуро покосился на нее и кивнул. Разыскиваемый им человек не мог пройти мимо такого заведения. Кроме того, его не оставляло ощущение, что здесь он может найти нечто интересное. Называйте это как хотите, можно даже свалить на расовую особенность.
- Позвольте мне, сэр.
Олаф несколько удивился, но уступил башне место перед дверью. С некоторой долей скептицизма он смотрел, как она трижды постучала. Несколько неожиданный ход с ее стороны. Лоддроу полагал, что Таур все-таки попытается удержать его от "нежелательного визита".
- Паро... Эрлен?!
- Приветствую, Кадмус, - ровным голосом отозвалась Таур, - Впустишь меня и моего гостя?
- Конечно.
Окошко захлопнулось, дверь - отворилась. Башня с непоколебимым выражением лица повернулась к лоддроу, намереваясь пропустить его вперед. Олаф поджал губы и шагнул в темное и сырое помещение.
Первое, что он увидел, как только глаза более или менее привыкли ко мраку, - это редкостной мерзости тайриат-привратник, напоминающий одновременно насекомое и ящерицу. Его облик заставил задуматься лоддроу о союзе таррэ и драконида. Видимо, Кадмус не предпочитал, чтобы его так беззастенчиво разглядывали: знаком послужило низкое ворчание. Обладатель огромных желтых глаз, мохнатой физиономии и шипастого хвоста отвернулся и зажег закопченную масляную лампу, в которой, похоже, в отсутствие посетителей не испытывал нужды.
- Тебя давно не было видно, Эрлен.
- Дела, - коротко ответила женщина, по-прежнему глядя перед собой и не встречаясь взглядом с Олафом. Кажется, она не была намерена давать объяснений ни своему спутнику, ни охраннику паба.
- Вы рано. Ты знаешь, в будние дни здесь в такое время шаром покати.
- Мы ненадолго.
Без дальнейших слов посетителей повели к шаткой деревянной лестнице без перил, уходящей в холодное подвальное помещение. Олаф, не испытывающий неудобства от низких температур, ничего не заметил, но обратил внимание, как тепло укутаны немногочисленные местные. Немногочисленные, пожалуй, даже слабо сказано. В низком помещении, этакой каменной коробке, находилась освещаемая единственной свечой барная стойка, за которой стоял человек, одетый в видавшую виды кротовую шубу. За дальним столиком Олаф также различил двоих, идентифицировать чей облик не представлялось возможным из-за более чем скудного освещения и их мрачных одеяний. Как только троица оказалась в пабе, парочка хором повернула к ним свои лица. Олаф увидел лишь сверкнувшие глаза: посетители отгородились от излишнего внимания капюшонами с маской.
- Эрлен, - не слишком приветливо констатировал бармен, опираясь локтями на стойку. Лоддроу отвел взгляд от подозрительной парочки, поняв, что они начали пялиться на него в ответ.
Олаф достаточно долго прожил, чтобы уяснить: многие существа являются не теми, кем кажутся на первый взгляд. И все же ему было очень странно наблюдать такую вышколенную особу с манерами сержанта-трудоголика на выходных в подобном заведении. Очевидно, что ее здесь знали давно. Вот только зачем она сюда являлась? Неужели грешила любовью к азартным играм? Таур явно не была расположена болтать о своей причастности к пабу.
- Привет, Билл. Я привела друга. Он ищет кое-кого.
Олаф почти физически ощутил возникшее напряжение за столиком в темном углу. Бармен же выпрямился и свысока оглядел спутника Таур.
- Являешься спустя год, приводишь с собой какого-то чужака и хочешь, чтобы ему здесь помогали добывать сведения? Эрлен, ты много о себе думаешь.
Впервые за все время башня стрельнула глазами на лоддроу и тот понял, что ему отдают поводья.
Олаф подошел к стойке, снял треуголку и включил непринужденный тон.
- Прошу прощения, я не представился. Меня зовут Олаф. Я ищу человека по имени Хэлтор Хансен по просьбе его сестры. Мне известно, что он посещал этот квартал, а также то, что сам является любителем спустить деньги в карточной игре. Куда же обращаться в таком случае, как не к вам?
Подозрительности во взгляде бармена не убавилось, но он, поглядев сперва на маячившего у лестницы тайриата Кадмуса, изрек:
- Хэлтор не появлялся здесь уже много дней.
- Может, расскажете о нем? - терпеливо спросил лоддроу. Перед барменом легла та самая серебряная монета, которую давеча проигнорировал привратник. Подсластитель был благосклонно принят. Мужчина безо всякого стеснения попробовал материал на зуб, один из тех, что еще остались в его рту.
- Хэлтор играл за столом Тиш А`Шрут. И проиграл ей очень много денег. После этого не появлялся. Ребята Тиш с ног сбились, его разыскивая.
Тон бармена недвусмысленно говорил о том, что, очень даже может быть, горе-игрока уже нашли.
- Тиш А`Шрут? Кто это? Можно ли на нее выйти?
- Парень, - мужчина за барной стойкой разом ощетинился и живо спрятал в карман серебряный, до этого лениво подбрасываемый на ладони, - тебе здесь не справочное бюро.
Скрепя сердце, лоддроу выложил еще одну монету. Та тоже поспешила скрыться в недрах кротовой шубы.
- Хочешь встретиться с Тиш - приходи сюда вечером. Это будут твои проблемы.

Олаф был счастлив выбраться из затхлого подвала и вдохнуть свежий воздух Ацилотса, пусть даже ту его малую часть, что имелась в тупичке. Вместе с неизменной спутницей башней он выбрался на улицу, пестрящую вывесками, и наконец решился задать вопрос.
- Так что тебя связывает с этим притоном?
- Я не обязана давать ответ.
Ого, оно еще и зубы показывать умеет.
- Что ж, мисс Таур, давайте немного осмотримся здесь. До вечера еще очень много времени, а мне надо заскочить в пару лавок. Порекомендуете места?
Конвоир проглотила ехидный тон лоддроу и кивнула, не теряя своего раздражающе спокойного и внимательного вида.

0

69

6 число месяца Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного Договора

День-вечер, около 19-ти часов

Начало игры

- И ради какой-то хренотени мелкой надо было тащиться в такую даль...
- Возражения?
- Констатация факта, дорогая, - молодой парень лениво потянул лямку дорожной сумки вниз, запрокинул голову назад и протяжно вздохнул, явно не желая продолжать свою мысль, только-только начавшую свой полет. И его можно было понять: путь от Кеннисенского залива, где ласковый морской бриз обнимал за плечи шелковой шалью, а крылья тамошних дам манили мягкостью, да и не только крыльями, если подумать, до Ацилотса был явно не близким. Сниматься с такого местечка было ох как неохота, но дела не ждали, и, с ласкового пинка, рыжий парень, оседлав верного русака Нимера, поплелся до столицы по велению своей "госпожи".
"Госпожа" же, став инициатором смены места дислокации, вышагивала сейчас чуть впереди. Огненно-рыжий хвост на макушке мерно покачивался в такт ходьбе, быстрой и решительной - по-другому ходить девушка не умела, да и сапоги манерной походке "от бедра" как-то не способствовали. Полы видавшего виды дорожного плаща взметались при каждом шаге рыжеволосой девушки, поднимая небольшие облачка пыли под подошвами, но девушка особо о сохранности вещи не заботилась. На уме у нее были совершенно иные мысли.
- Я могу торжественно пообещать, что мы туда еще вернемся, - в ее голосе, слегка хрипловатом, явно слышалась усмешка, и парень, к которому рыжая обратилась, кажется, понял ее и улыбнулся уголком губ.
-...но только не могу обещать когда именно, я все это тысячу раз слышал, - парень нагнал рыжую в пару шагов и сейчас вышагивал с ней вровень, - тогда вопрос: куда дальше?
Девушка остановилась у двери с символом в тупике Квартала Нищих. Пару раз отрывисто постучала.
- Не знаю, куда ветер позовет, - уклончиво ответила рыжеволосая, и в этот момент врезное окошко со скрежетом отодвинулось в сторону, явив путникам мутно-желтые плошки глаз. Без единого слова девушка прищурилась в ответ, пресекая возможные вопросы накорню - гость в этом заведении она весьма частый и в представлении не нуждалась. Спустя пару секунд раздумий "привратник" захлопнул окошко, видимо, приложив некую долю усилий - больно громким получился хлопок. Отворил дверь, демонстрируя свою безобразную тушку всему кварталу, отошел в сторону.
- Кадмус, душка, - рыжая дернула бровями вверх, явно развлекаясь, - а ты все хорошеешь.
- Ты это, не нарывайся, - проговорил Кадмус низко и отрывисто, и рыжеволосая могла поклясться, что различила в голосе почти звериное рычание, - дольше проживешь.
- Вот и я про то же, - почти буднично проговорил шедший за девушкой следом парень, сверкнув в сторону охранника уверенным взглядом янтарных глаз, - и тебе привет.
Кадмус, уяснив все намеки рыжего паренька, тихо забурчал, закрывая за ними дверь, но более ничего не сказал. Об этих двух разные слухи ходили. Мол, умелые перевозчики, искусные контрабандисты, не сыплющие слов задаром, да и деньги берущие немалые. Зато надежные, как здоровый амбарный замок на закромах. Справившись с засовом, Кадмус сел у двери и замолчал, ну а путники продолжили свой...путь, весьма и весьма недалекий, лежащий к дальнему столику, за которым, окружив себя парой молодчиков с остро заточенными железками на поясах, восседала их давняя знакомица.
Ее звали Тиш А`Шрут, и она была ассуром. Женщина темпераментная, с оливковой кожей, темными волосами, умащенными ароматными маслами, и поразительным даром кидать заядлых игроков в карты на деньги. Рыжая приехала сюда исключительно ради нее, несмотря на недовольство своего партнера. Тиш, заприметив рыжеволосую, сверкнув глазами, улыбнулась, без слов подманивая ее к себе ладонью, сверкая золотыми кольцами на длинных пальцах.
- Аурееель, - протянула ассура грудным бархатным голосом, - дитя мое, давно тебя не видела в наших краях. Как твое здоровье? О, и Сэм с тобой!
- Здрасьте, - улыбнулся Сэм весьма дружелюбно, а Аурель тем временем присела за стол к Тиш. Пареньки-телохранители заметно напряглись в присутствии рыжей, и Аурель злорадно усмехнулась. Знают, видимо, с кем дело имеют, поганцы такие. Ассура же не спешила отпускать охрану, и ее можно было понять по все той же причине, что и молодчиков.
- Мое все очень даже ничего, - Аурель не стала размениваться на пустые разговоры и, выудив из внутреннего кармана небольшой холщовый мешочек, положила его на стол. Тиш, мельком взглянув на полуэльфийку, взяла мешочек в ладонь, развязала нехитрый узел у горловины и высыпала на распростертую вторую ладонь четыре монетки из чистого нефрита с искусной резьбой и кантом по узору, выполненным из белого золота.
- Клиент очень не хотел с ними расставаться, - Аурель не сводила немигающего взгляда янтарно-золотых глаз с ассуры, - это потребовало от меня дополнительных усилий.
- Ты не перестаешь удивлять меня, моя девочка, - Тиш явно была довольна. Спрятав монеты за пояс из алого шелка, женщина взялась за карты, - не желаешь перекинуться в партейку со мной? Обещаю играть честно.
Ассура сладко улыбнулась, да так, что у рыжей челюсть свело. Полуэльфийка кивнула Сэму, и тот послушно сел рядом со своей спутницей.
"Не упускай их из виду", - проговорила про себя рыжая, не сводя глаз с Тиш.
"Можешь ничего мне не пояснять, Ария" - гулким эхом отозвался в ее голове Сэм, - "я все понял"

Отредактировано Ария Сильбенвиль (2015-03-21 17:31:23)

+1

70

Олаф вместе с Эрлен Таур до самого вечера околачивался на узких улочках квартала. Не без подсказок со стороны провожатого хартадский детектив-любитель сунул нос в некоторое количество увеселительных заведений, пообщался с разношерстым людом, успел "познакомиться" с некоторыми предметами быта в одной харчевне и едва сдержать рвотные позывы, вызванные увиденным. В конце концов, лоддроу даже посетил одну прелюбопытную лавочку, кишащую товарами различной степени законности. Беглый осмотр, как магический, так и обыкновенный, профессиональный, не выявил в магазине никаких прямо уж черных артефактов, однако, некоторым вещицам здесь явно не положено было находиться. Их-то Олаф и приобрел, немедленно сложив в сумку. Таур, разумеется, неотступно следовавшая за лоддроу, ничего на это действие не сказала. Однако, парень все же имел примерное представление о сделанных ею выводах. Взять хотя бы эту заходившую ходуном нижнюю челюсть. Опять язык жует, а. Наверняка с этим любопытным приемом у нее связана некая фиксация в прошлом. Скажем, Таур лупили плеткой, когда она говорила без спроса. И та приучилась в итоге сдерживать свой язык в буквальном смысле.
Или что-то такое.
Олаф, выходя из душной и тесной лавчонки, устало снял с головы треуголку и провел рукой по волосам. Ему не мешало бы принять ванну, но думать сейчас не об этом было нужно. Близилось время возвращения в паб.
- Мисс Таур, - пробормотал себе под нос лоддроу, с прищуром изучая движущуюся по улице небольшую компанию подвыпивших мужчин, - мисс Таур, мисс Таур.
- Да, сэр?
- Я забыл выяснить одну деталь. Вы и спать со мной будете, а?
- Прошу уточнить вопрос.
Олаф изумленно поглядел на Башню. Это сейчас было проявление чувства юмора? Он не ослышался?
- Гм... Да не важно. Есть у меня ощущение, что спать в любом случае этой ночью нам предстоит либо очень мало, либо не предстоит вовсе.
- Это связано с вашим шестым чувством, сэр?
Олаф опять не вполне понял, была ли эта шпилька или Таур настолько пряма и простодушна. Тысяча гулей! Эта особа начинает бесить все больше и больше. Лоддроу снова хмыкнул и прижался к стене, пропуская мимо новую порцию посетителей квартала нищих. Поняв, что здесь сейчас начинается час-пик, Олаф счел разумным сдвинуться с места и направиться к пабу. Башня, никак не среагировавшая на бессовестное игнорирование ее вопроса, казалось, была чем-то удовлетворена. За спиной снежного эльфа зашуршали полы ее длинного строгого плаща-накидки: женщина послушно тронулась следом за лоддроу, прокладывающим себе путь сквозь набирающий объемы поток людей, что спешили рассесться по кабакам квартала. У парня уже начало складываться ощущение, что, кинься он сейчас бежать по вечерним улицам Ацилотса, виляя, как раненый заяц, Таур без лишних слов бросится следом, не забывая повторять его маневры.
К пабу странная парочка прибыла ни рано, ни поздно. Ровно во столько, чтобы Олаф понял - они как раз. Подтвердил это привратник, впустивший посетителей без новых попыток вытрясти пароль. Подтвердил это свет в "прихожей", до сего времени, видно, не используемый. Подтвердило и оживление в подвальном помещении.
Разумеется, оживлением это можно было назвать весьма условно. За столами расположились несколько кучек людей и существ иных рас. По сравнению с тем, что было здесь днем, это целое нашествие.
- Глядите-ка, Ба... мисс Таур, - обратился он к спутнице, нарочито незаинтересованным взглядом окинув помещение, - а вечером здесь занимательно. Мне кажется, или эту бороду я вчера видел возле телепорта? К ней тогда еще униформа ацилотской стражи прилагалась. Прелестно.
Таур ничего не сказала, но Олаф снова чувствовал ее напряжение. Ильтар, да что же связывает ее с этим местом?
- Билл, - обладатель кротового пальто высунулся из-под стойки, держа в руках тусклый бочонок. - Билл, вот и мы.
Пояснять трактирщику более ничего не требовалось. Устанавливая бочонок на стойке взамен опустевшего, мужчина выразительно посмотрел в дальний угол. Проследив за его взглядом, Олаф увидел столик. Насколько позволяло различить освещение, за ним сидело пятеро. Тревожная мысль мелькнула в голове лоддроу: многовато.
- Напомните мне, пожалуйста, мисс Таур, кто эта Тишаш... Ти... эта женщина, в общем.
- Тиш А`Шрут. - Башня даже понизив голос умудрялась чеканить слова. - Новый владелец игорного бизнеса. Пару лет назад была рядовой контрабандисткой, но сильно поднялась благодаря роману с предыдущим владельцем. Сместила его, заказав. - Неожиданно Башня прочистила горло. Лоддроу посмотрел на нее с подозрением. - Это не доказано, но очевидно.
- Стало быть, опасная леди.
Олаф уже махнул рукой на попытки выяснить, откуда протеже его бабки столько знает о темной стороне Ацилотса. Он уже почти не сомневался, что женщина сама в какой-то мере является его частью. Однако, ничто ее не выдавало. Ни манера речи, ни внешний вид, ни повадки. Таур лишь сыпала фактами. Может, это какая-то магия? Возможно ли считывать информацию из окружающей среды, как Олаф считывает ее с вещей? Да нет, конечно. Смахивает на божественные способности. Глупое предположение. Но поверить в то, что Андора доверяется выходцу из низов общества, было еще труднее.
Сплошные сюрпризы.
Лоддроу двинулся в сторону дальнего стола. Вонь и копоть дешевых сальных свечей, неубранная обстановка и подозрительные посетители делали это место похожим на настоящий притон. Строго говоря, это и был притон. Как знать, может, здесь даже есть какая-нибудь задняя комната, где обретается старичок, торгующий порошком Анафериса. А вон под тем особенно большим капюшоном прячется гомункул. Но, возможно, Олаф все-таки сгущал краски. Сразу все зло в одном месте собрать трудно. Все-таки это еще достаточно пристойный квартал. Одних карточных афер здесь вполне должно хватать для тотальных неприятностей.
Олаф краем глаза заметил, как отстала Башня: она явно не собиралась подключаться к коллективу и предпочла остаться в зоне полумрака... чтобы быть не узнанной теми, кто сидит за столом?
Его одарили вниманием еще до того, как лоддроу приблизился. Двое мужчин зашевелились и недружелюбно уставились на подошедшего, бросая взгляды и на оставшуюся в тени высокую фигуру. Следом неторопливо вскинула голову женщина. Она была... заметной. Олаф невольно отметил обилие украшений и красивые округлые формы тела. А еще было совершенно очевидно, что она и есть та самая Тиш. Еще пара игроков тоже отличались своеобразием. Бросив на них взгляд, лоддроу сразу подумал, что они вместе.
- Привет! - Парень самым непосредственным образом замер возле стола, с любопытством разглядывая собравшихся. - Можно присоединиться к игре?
- Присоединиться? - ласково произнесла Тиш, неторопливо тасуя колоду карт.
- Мне сказали, здесь играют по-крупному. Хочу испытать удачу.
Лоддроу снял с плеча вещевой мешок и, покопавшись немного, извлек оттуда тяжелый кошель, набитый золотом и серебром. Что-то внутри оборвалось при мысли, что в течение вечера он действительно может потерять эту сумму. Однако, присутствующие не заметили проблеск печали в глазах снежного эльфа. Все сидящие явно оценивали размеры кошеля в левой руке Олафа.
Деньги - это, решительно, наилучший способ общения.
- Присаживайся, дорогой, - все так же мягко, чуть ли не масляно пригласила владелица паба, звонко проведя ногтем по ребру упругой колоды. - Как твое имя?
- Олаф. Я из Кагалана. - Лоддроу не слишком умел врать, но сегодня на него явно снизошло вдохновение. Он почти сам поверил в то, что он - глуповатый провинциал, решивший попытать удачу в явно сомнительном "игорном доме".
- Ты, Олаф, решил разбогатеть? Деньги-то хоть твои или у родителей "одолжил"?
Лоддроу выдавил из себя гаденькое хихиканье и чуть ли не кокетливо заправил прядь волос за ухо, чего в жизни не делал.
- Ну, так... Решил открыть собственное дело! - Белобрысый врал воодушевленно и не забывал радостно скалиться. - А для этого мне понадобится капитал. Посоветовали попробовать азартные игры.
- Кто же тебе посоветовал? - вкрадчивый голос Тиш шелестел в тон раскидываемым по столу картам. Ассури не смотрела на Олафа, но у того перевернулось что-то в животе. Он понял, что с того момента, как он сел за стол, его бедра касается острый кинжал, приставленный одним из телохранителей женщины. А еще понял, что все бормотания в пабе давно стихли. Атмосфера накалилась.
- Хэлтор Хансен.
Имя было произнесено четко и ясно. Вся простачковая жеманность слетела с Олафа, и теперь ассури напротив сверлили взглядом пара ясных глаз цвета грязного льда.
Весь маскарад был напрасен. Он понял, что забыл снять кольцо гильдии с пальца, когда подходил к этому распроклятому столу.
Тиш А`Шрут неторопливо повертела в длинных пальцах карту. Без интереса посмотрела на нее и выложила на стол в качестве козыря. Трефовый валет. Означает человека в форме, заступника и приятеля. Выпав первым, знаменует верное гадание.
- Ты портишь мне вечер, мальчик.

+1

71

Бывалая контрабандистка, Тиш А`Шрут была в чем-то для Арии примером довольно долгое время. Сильбенвиль даже пыталась перенять у ассури ее манеру вести диалог и умение организовывать подковерные игры. Если первое еще кое-как удавалось исполнять благодаря актерскому таланту, то второе Ария посчитала искусством непостижимым. Так умело выстроить сеть поставок того же самого анафериса в столицу, пусть даже и точечно требует немалых усилий и дипломатических навыков, а кто как не восточные женщины с их природными шармом и магнетизмом могут провернуть такое дельце, хлопнув черными ресницами, заворожив медовым словом и звонко, почти мастерски, подкидывая золотую монетку? Ответ очевиден, как и то, что Тиш до сих пор не преследуют все те же столичные стражники. Ну а картежные аферы - суть развлечение, приносящее дополнительный доход.
Только вот смотреть на карты было опрометчиво, если даже не опасно. Посему рыжеволосая Ария не переставала смотреть в изумрудные глаза ассури напротив. Тиш особа, несомненно, колоритная, но кусается порядочно, в этом они и были похожи. Ассури это тоже знала, и разговора об оплате доставки нефритовых монет не заводила, предпочитая тянуть время, сверкая рубашками видавших лучшие деньки игральных карт. Ария терпеливо выжидала, но терпение полуэльфийки было отнюдь не железным - Тиш задерживала и без того неусидчивую девушку, привыкшую забирать свое. Создавалось такое впечатление, что ассури захотела поиграть с зашедшими гостями, дабы потешить собственное самолюбие, и без того раздутое мнимым авторитетом, уже не таким ценимым Сильбенвиль спустя много лет.
"С огнем играет", - усмехнулся Сэм, не прибегая к словам, - "это все интересно, конечно, но как насчет бабла?"
- Я работаю над этим, - тихо проговорила Ария себе под нос, откидываясь на спинку стула.
- Что, дорогая? - цепкий взгляд Тиш колол не хуже вил под поясницу, и Ария старалась вести себя деловито, не выказывая недовольство, хоть оно из рыжей так и перло.
- Работаю над своей игрой, - полуэльфийка предприняла попытку улыбнуться, - но что-то мне подсказывает, что до твоего уровня мне расти и расти.
- Ты мне льстишь, - шурша колодой, ассура лила мед речей прямо рекой, - что ж, у каждого свой талант...
Телохранители А`Шрут вскинули глаза в толпу за спиной Арии, что могло означать только одно: к их столику приближался кто-то явно незапланированный. Сама же рыжеволосая лениво склонила голову в сторону приближающегося беловолосого паренька, самым непосредственным образом поздоровавшегося с толпой незнакомцем, вид которых явно говорил о некоторой незаконопослушности. В забегаловке как-то резко снизился уровень шума, бывалые и завсегдатаи, заприметив чужака, настроенного столь дружелюбно, поняли все без слов. Так или иначе, когда беловолосый паренек подошел ближе, Ария смогла рассмотреть его получше. Бледный цвет кожи, цвет глаз и волос, заостренные уши выдавали в нем лоддроу, что, в принципе, не играло абсолютно никакой роли. А вот кошель, круглый и наверняка тяжелый, был дополнением к беловолосому весьма и весьма приятным, но слишком заметным, если он намеревался вести двойную игру. Ария прищурилась. Следовало бы знать, что с такими суммами в столь злачные места не ходят, особенно по такому поводу, мол, удачу испытать, поймать за хвост или еще что там обычно говорят. Задаток прячут, приносят партиями, но никогда целиком, дабы не схлопотать острие под ребро. Тиш это прекрасно понимала, ведь беловолосый лоддроу был ей явственно и решительно не знаком, а такого рода "клиентура" мимо нее не проходила никогда.
Но так или иначе все это саму Сильбенвиль не касалась ни с какого бока, и рыжая хотела было вернуться к приевшейся игре в гляделки, если бы внимательный глаз не зацепился за одну маленькую, блестящую, но весьма весомую деталь. Витое кольцо белого золота таило в себе синий камушек, присущий лишь одной организации в королевстве.
"Хм, а длинные же лапы у Белого Дракона. Интересно, что его привело сюда?" - Ария сощурила огненные глаза, возвращаясь к столу.
"Ария, это не наше дело, не забывай"
"То, что Дракон пришел по нашу душу - маловероятно, но может существенно осложнить сам процесс получения зарплаты, Сэмишер. Он перетягивает все внимание Тиш на себя" - Сильбенвиль оперлась локтями о столешницу и подперла руками подбородок, - "а она только и искала повод, чтобы не платить"
"А вот и еще один повод" - Сэмишер обвел быстрым взглядом весь паб после того, как беловолосый паренек, представившийся Олафом назвал чье-то имя. Тиш отреагировала остро, пусть и не так экспрессивно это показывала. Карточная леди действовала четко и, как и любая дама горячих кровей, высказывалась намеками. Атмосфера в заведении накалялась стремительно, тишина уже резала уши своим звоном. Ария прикидывала расстановку сил. Пусть лук и клинки сейчас были не при ней, на ее стороне была особая сила, которой не особо хотелось светить. Сэм был такого же мнения, и ее точку зрения всецело разделял.
Молодой лоддроу вел себя сдержанно и, казалось, ни капли не волновался, хотя ребятки из паба шевелились все активнее. Сэм настойчиво стучал в мозги о том, что ясно разглядел у одного из выпивох у стойки охотничий нож.
"А клинки у телохранителей так, украшение", - съязвила Ария, напрягшаяся и ощетинившаяся в ответ на угрозу. А угроза была ощутима и неминуема при любом раскладе, и паренек из Драконов не был этому первопричиной. Основным поводом все же было нежелание ассури платить по счетам, а Сильбенвиль этого ох как не любила, привыкнуть выгрызать свое зубами.
- Ты портишь мне вечер, мальчик.
Посверлив паренька взглядом, Тиш встала из-за стола и решила манерно удалиться. Как залп, это послужило сигналом к атаке. Вскочившие со своих мест телохранители решительно нацелились на лоддроу и рыжую каждый со своей стороны. Сэм, встав из-за стола с грацией тигра и буквально выдернув из-под себя стул, двинул им же по надвигающейся физиономии недоброжелателя, отшвырнув отколовшийся кусок во второго, сбив того с толку. Улучив момент, Ария сделала подсечку, сбив молодчика с ног. Тот с высоты своего роста рухнул вниз, удачно приложившись головой о столешницу. Сильбенвиль реквизировала клинок, он очень неудобно ложился в ладонь, но альтернатив полукровка не видела. Паб погрузился в хаос. Краем глаза Ария заметила то, как высокая женщина немалых габаритов умело и по мере сил сдерживала натиск уличных разбойников, не допуская никого до тела беловолосого лоддроу. Телохранитель, значит... Тем лучше, меньше будут болтаться под ногами. У Арии была другая проблема, и она требовала неотложного решения. Проскочив мимо Олафа, рыжеволосая внимательнее вгляделась в его лицо. Глаза, льдистые и цепкие, выдавали в нем немалый опыт, недаром он был так спокоен, разыгрывая весь этот цирк. Мимолетно улыбнувшись, Ария устремилась дальше в дальние комнаты, туда, где скрылась Тиш.
Ассури не торопилась уходить и явно не ожидала погони за собой. Увидев Арию, А`Шрут округлила зеленые змеиные глаза, и это подтвердило все догадки полукровки. Сильбенвиль в несколько прыжков настигла женщину, сбила ее с ног и нависла над ней, приставляя холодную кромку клинка к сонной артерии.
- Тиш, милая, так быстро покидать гостей неприлично, - голос Арии сбивался шумным придыханием, - примерно так же, как зажимать мои деньги.
Ассури мелко засмеялась.
- Аурель, милое мое дитя, а ты растешь, но по-прежнему веришь в честность. Пойми, честные не держат денег, - Тиш не переставала смотреть в янтарно-золотые глаза полукровки, что хищником нависала над жертвой, - я хотела преподать тебе урок.
- Ты мне не мать, чтоб уроки давать, - рыжая стремительно теряла терпение, надавливая железку сильнее к коже ассури, - а я всегда беру то, что принадлежит мне, и плевала я на всякие уроки.
- А вот тебе еще один! - осклабившись, Тиш обвила горло Арии гибким змеиным хвостом. Сжимая его, ассури перекрывала дыхательное горло, полукровка стала задыхаться, судорожно хватая ртом воздух. Голова начала кружиться, кровь зашумела в ушах. Глаза застила пелена.
"Ария, мне подойти?" - будто буднично отозвался в ее голове Сэмишер, и сквозь этот голос девушка буквально чувствовала то, как Сэм постепенно теряет над собой контроль.
"Нет" - рыжая схватилась ладонями за чешуйчатую удавку на собственной шее, - "я сама справлюсь, можешь дальше бить морды"
Глаза полукровки будто зажглись изнутри тлеющими углями, следя за лицом неудавшейся убийцы, чьи вопли разнеслись, казалось, на все заведение. Ассури разжала хвост, дымящийся и разащий паленым мясом. Ожоги были большими и (Ария очень на это надеялась) болезненными. В назидание пнув паленый хвост, Сильбенвиль, потирая шею и откашливаясь, приблизилась и наклонилась к лицу Тиш.
- А вот тебе МОЙ урок. Я делаю работу...
Рыжеволосая девушка сорвала алый пояс с тела женщины, где в потайном кармашке тяжело перекатывались нефритовые монеты.
-...и беру за это деньги, - голос полукровки звучал низко и хрипло, но не менее грозно.

+1

72

Что ж, Олаф смирился с тем, что весь план повалился как карточный домик. Строго говоря, оный был не слишком устойчивым: новичок в городе присаживается за стол "мамы-мафии", трясет увесистым кошельком и говорит, что намерен выиграть. Лоддроу начал плохо и сам это прекрасно осознавал. Разузнать о Хэлторе можно было и другими путями. Может, пришлось бы потратить на это еще пару дней, обойтись тратой не крови, но нескольких монет, и, в конце концов, двигаясь тихим ходом, выйти на нужный след. Он же поступил как абсолютный новичок. Да еще - десять из десяти - забыл снять кольцо.
Ильтар, да что с ним творится в последнее время? То шадос, то теперь куча агрессивных головорезов...
Ощущая лезвие на бедре, Олаф не отрывал взгляд от Тиш. Но та явно заскучала. Изящные руки собрали карты, которые минуту назад раскидывали по столу якобы для игры, а на деле с целью потянуть время для разговора. Лоддроу чуть повернул голову вбок. Как минимум трое посетителей паба придвинулись ближе к их столу. А у этой госпожи А`Шрут всегда все схвачено или она захотела произвести на кого-то впечатление?
«Мне конец. Конец, конец, конец.»
Мысль была какая-то очень безмятежная для конца. Может, потому, что Олаф не верил в ее правдивость.
Ассури встала из-за стола. А дальше случилось сразу много всего.
Догадываясь по нескрываемому напряжению оставшихся за столом мужчин о грядущей бойне, Олаф опередил события всего на секунду. Не желая получать дырку в бедре лоддроу молниеносным движением ткнул вторыми суставами согнутых пальцев держащего кинжал в правый глаз. Почувствовав, что оружие больше не давит на плоть, парень вскочил со стула и с силой "шлепнул" оппонента ладонями по ушам, окончательно того дезориентировав.
Строго говоря, он ожидал удара слева. От той симпатичной рыжей дамочки, что тоже была среди свиты ассури. Однако, Олаф успел увидеть, как ту атакует другой охранник Тиш, и как дамочка при помощи своего кавалера благополучно его обезвреживает.
Подивиться лоддроу не дали. Он услышал глухой стук за спиной и, ожидая нападения, стал разворачиваться, как вдруг его в буквальном смысле схватили за шиворот. Олафа, почти оторвав от пола, швырнули к дальней стене. Вновь твердо став на ноги, тот приготовился мутузить неведомого противника что есть сил, но обомлел: швырнула его Башня. Швырнула, причем, умудряясь отбиваться сразу от троих нападающих, которых приняла на себя еще вначале стычки, не давая им напасть на лоддроу со спины.
- Ты-ы-ы! - внезапно разнесся вопль по всему помещению. Заорал один из телохранителей Тиш, уже изрядно потрепанный. Он наконец разглядел лицо Таур и, кажется, остолбенел от такой встречи. Башня, не мешкая, приложила старого знакомца лицом об стену. Тот упал и больше не шевелился.
- Так его, малышка! - не удержался лоддроу. Однако, в душу закралось какое-то неприятное чувство. Даже предчувствие.
Некоторые посетители решили под шумок прикарманить ставки или стащить кошель соигрока, отчего по пабу понеслась вторая волна мордобоя. Только подумав об этом, сотрудник Белого Дракона стал сер лицом. Уворачиваясь от снарядов, с крайней степенью целеустремленности снежный эльф припустил туда, откуда все началось. Стол уже успели повалить на бок и сломать ему пару ножек. Все, что находилось на нем до того, сейчас благополучно было разбросано по полу. У лоддроу едва не остановилось сердце. Сумрак в подвальном помещении лишь увеличился от того, что половина источников освещения была свалена и затоптана в процессе схватки. Где-то здесь, под чужими ногами разлетались сейчас золотые и серебряные монеты, раскатывались по углам да забивались в щели. Или кто-то уже во весь опор бежал прочь от заведения, прижимая к груди целый кошель.
Олаф не успел взвыть от ужаса: мимо метнулась та самая рыжеволосая. Он отвлекся на нее, потому что та неожиданно встретилась с ним взглядом и, честное слово, улыбнулась. Не обращая более на происходящий бедлам никакого внимания, девица нырнула в незаметный коридор, спрятавшийся за барной стойкой. Улепетывает? Или хочет кого-то догнать? Или то сейчас была издевательская улыбка потому, что рыжая сделала ноги вместе с деньгами лоддроу?!
Олаф поискал глазами Таур. Та явно была поглощена своим занятием: зубы недругов летели во все стороны при том, что женщина не использовала ни оружие, ни магию. Ее длинный плащ был сброшен и валялся на барной стойке. Эрлен, оказывается, под ним прятала великолепные черные доспехи из какого-то необычного материала. Рядом также отбивался от нападающих спутник рыжеволосой. Кажется, весь паб забыл свои распри и объединился против этого смертоносного дуэта.
Махнув рукой на мысль привлечь внимание Башни, лоддроу припустил в коридор, едва не налетая на стены в потемках. Впереди неожиданно ярко пыхнуло пламя и раздался вопль боли. Лоддроу благоразумно затормозил. Против мага сейчас шансы у него были не самые славные. Да и не сейчас, а вообще - тоже.
Впереди парень различил двоих. Носа коснулся запах паленой плоти и Олаф не сдержал гримасы отвращения. Осторожно приблизившись к месту происшествия, лоддроу оказался в одной из скудно обставленных комнат паба, которая, впрочем, была отменно освещена в отличие от зала.
На полу корчилась от боли Тиш. Вид ее сильно обуглившегося хвоста заставил снежного эльфа снова вздрогнуть от омерзения. Над поверженной противницей возвышалась рыжеволосая, как раз снявшая что-то с беспомощного тела ассури. Олаф замер. Он понятия не имел, кто эта девица и какие цели преследует. Лоддроу тихо отступил во мрак коридора, судорожно соображая.
За спиной парень различил тихий шорох и обернулся. Раскрыл было рот, намереваясь согласовать план действий с нарисовавшейся наконец Башней, но осекся. Та целеустремленно прошествовала мимо своего спутника и, оказавшись в комнате, даже не посмотрев на рыжую, опустилась на колени рядом с почти потерявшей сознание от боли Тиш. Та умирала. Ее раса не переносила огня, а полученные ожоги выглядели более чем скверно. Олаф весь подобрался и напряженно посмотрел на рыжую плутовку. Очевидно, они с Башней влипли в переделку. Борьба контрабандистов - дело отвратительное. Уж Олаф-то знал. Как знал и то, что теперь их, живых свидетелей, отсюда не выпустят. Однако, почему-то рыжая девица не спешила сжигать его и Таур.
Тем временем Тиш сфокусировала взгляд на бережно поддерживающей ее голову женщине. Пару мгновений ее лицо ничего не выражало, а затем на нем резко проступил испуг. Башня сидела спиной к рыжей и лоддроу, и на долю секунды ему показалось, что... Нет. Должно быть, все-таки показалось. Ассури попыталась что-то сказать, но новый шум, донесшийся из коридора за спиной Олафа, отвлек внимание присутствующих.
- Стража!
Лоддроу понял, что из паба доносятся больше не звуки битвы, а какая-то возня, похожая на паническое бегство. Сердце Олафа упало. Не хватало только в тюрьму угодить для полного счастья. Если только начальство узнает, что с ним произошло всего за пару дней пребывания в Ацилотсе - из Гильдии лоддроу вылетит при помощи пинка под зад. Он повернулся к Таур как к последней надежде на спасение. Женщина уже успела подняться с колен и с неизменным нейтральным выражением лица обратила наконец взор на своего "подопечного".
- Здесь есть ход, который выведет нас в безопасное место. Поспешим.
Более Башня не уделила ассури никакого внимания, хотя мгновение назад гладила ее по лицу, точно возлюбленную. Перешагнув через обезображенный хвост Тиш, Таур рывком подалась вперед, глядя куда-то за спину Олафа. Тот чуть не подскочил, поняв, что за ним в коридоре кто-то есть. Но это оказался лишь спутник рыжей. Он кивнул Башне, - когда это они успели подружиться? - бросил ей ее плащ, а лоддроу - сумку, обороненную в пылу сражения треуголку и кошель. При виде последнего Олаф немного ошалел, но быстро справился с собой и тонким голосом поблагодарил мужчину. Упрятав имущество в мешок, парень успел только поправить на себе запачканный сюртук, как его бесцеремонно схватила за локоть Таур. Эй, как бы эти хватания не вошли у нее в привычку! Женщина, уже успевшая скрыть свой доспех под строгой, даже не помявшейся темно-зеленой накидкой-плащом, уверенно повела лоддроу к подобию книжного шкафа, где выдвинула один из нижних корешков. Что-то хрустнуло и покосившаяся конструкция "отделилась" от стены, оказавшись бутафорной дверью, ведущей в черную неизвестность. Но Олаф смотрел не на мрачный зев уходящего вниз тоннеля, а на спрятавшуюся под плащом руку Таур. До того момента ему казалось, что на ней надеты хищные латные перчатки с загнутыми когтями, однако, присмотревшись поближе...
- Господин, нужно спешить.
Олафа толкнули прямо в черноту тоннеля. Он запутался в собственных ногах, съезжая по склону, выбросил вперед руку, чтобы смягчить падение, но, изобразив бегущую пеструшку, все-таки не упал. Убедившись, что крепко стоит на земле, парень обернулся и увидел, как в тоннель, будто так и надо, загрузились рыжая со своим боевым мужиком. Последней комнату покинула держащая канделябр Башня. Перед тем, как ход закрыл фальшивый книжный шкаф, она обернулась. Олаф не питал иллюзий насчет возможностей ассури на выживание. Похоже, их ничтожность понимала и Таур.
Оказавшись во тьме, освещаемой лишь пятью сальными свечками, воткнутыми в мятый разлапистый канделябр, все четверо присмирели и переглянулись. Лоддроу снова наткнулся взглядом на держащую источник света руку. Таур заметила его внимание и отвернулась, осветив лежащий впереди земляной тоннель. Его черный зев манил путников.
Олаф подумал, что пещера выглядит довольно свежо. Стены тоннеля не были обточены временем, а под ногами стелилась сыроватая земляная дорога, разбавленная рыжими глиняными вкраплениями, точно ту только что вскопали.
Прощай, сапоги.
- Почему с нами контрабандисты.
Фраза прозвучала на одной ноте, точно бубнеж старика. От стресса лоддроу начинал терять самообладание. Девица укокошила одну из герцогинь преступного мира Ацилотса! До парня теперь в полной мере начал доходить весь смысл произошедшего. Теперь Тейар знает, что начнется. Он озвучил свое имя. Фактически весь паб знает, что он - гость из хартадской гильдии. Можно было не сомневаться, что слухи до альма-матер дойдут.
Жирная, жирная-прежирная тебе двойка, господин сотрудник гильдии Белый Дракон. Кольцо можно было прямо сейчас снимать и закапывать в этом же тоннеле, а после бежать к Ледяному поясу и осваивать профессию проводника на Кельтанском перевале.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png Деревня Ортенханк

Отредактировано Косточка (2015-03-22 03:28:49)

0

73

Девушка возвышалась над телом поверженного врага, наблюдая за тем, как Тиш, извиваясь и шипя, угасает. Ария видела это по угасающему огоньку в изумрудных, как драгоценные камни, глазах ассури. Шея саднила, горло сдавливало будто абсолютно так же, как буквально несколько секунд назад.
Как хищник над умирающей жертвой, Сильбенвиль так и стояла, казалось бы, целую вечность, сжимая в ладони алую шелковую тряпицу. Гасила пламя внутри себя. И осознание ведь пришло не сразу. В этот раз рыжая не сдержала себя, хотела сделать больно. Намереваясь лишь прогреть чешую до горяченького, рыжеволосая проплавила ее насквозь, не скупясь на огненные всполохи, что оказалось для ассури фатальным.
Шорох за спиной заставил Арию резко обернуться. В дверном проеме стоял мальчишка-лоддроу, несомненно зачинщик всего этого театрального действа без антракта в середине. Он стоял и смотрел на Сильбенвиль, а сама девушка думала над тем, что вышло в сухом остатке.  А`Шрут была фактически мертва, что без малого добавит проблем как самой рыжей, так и всем ее вероятным партнерам в столице. Дело-то нешуточное: одна из баронесс преступного мира пала, не выдержав боя с огнем неизвестного мага-поджигателя. И фактически единственным свидетелем был бледный лоддроу, так открыто смотревший на нее в упор. Ничто не удерживало Сильбенвиль от сокрытия своей личности совсем радикальными методами, чтобы такая даже совсем призрачная нить не привела к ней нежелательных преследователей. Ария шумно выдохнула, запрятав в карман плаща пояс-трофей, и потянулась за брошенным на пол клинком.
- Стража!
В пабе засуетилась, завозилась изрядно потрепанная публика, используя всевозможные пути отхода. Ария могла поклясться, что видела, как Кадмус, шевеля конечностями, судорожно пытался вытиснуться в слуховое окно и застрял там, царапая стены ногтями. Разумеется ему никто не помог, люд руководствовался единственным верным правилом "каждый сам за себя", кое, собственно, разделяла и сама Сильбенвиль. А время шло. Бежало, отсчитывая секунды барабанной дробью, утекало песком в стеклянных часах. Ария смотрела на лоддроу немигающим взглядом, особо не заботясь о том, что ее намерения могут понять не так. Но судьба - женщина капризная и любящая встревать тогда, когда совсем не просят. Только вот Судьбой обозвать прошедшую мимо мужеподобную огромную женщину рыжая могла с большой натяжкой. Пробурчав что-то под нос, Сильбенвиль перевернула рукоять клинка в ладони в обратный хват и отошла ближе к стене. Нужно было уходить, и срочно. Но, учитывая то, что коридор, уставленный книжными шкафами, был заторнут наглухо и являл собой тупик, без шума и дыма выйти не получится, а это еще как минимум месяц без работы в столице. Если не полгода.
Молодой лоддроу шуганулся (и где это все его напускное спокойствие?), когда за ним объявился Сэмишер со шмотками мальчишки под рукой. Ох какой благородный, и Ария хотела было сказать пару реплик на этот счет, но в тот момент наткнулась взглядом на глаза своего спутника. В них тлели угли, еще более алые, какие бы могли отсвечивать в ее собственных глазах, а от хищного прищура Арии и вовсе стало не по себе. В кои-то веки Сильбенвиль стало неуютно, даже...стыдно. Слова мгновенно скисли на языке, и Ария предпочла просто отвернуться, недовольно при этом фыркнув. Сэмишер кивнул спутнице лоддроу, будто о чем-то договорившись в пылу сражения там, в зале паба.
- Здесь есть ход, который выведет нас в безопасное место. Поспешим.
То есть как... Она просто молча уведет их за собой? Не сказать, что Ария была этому не рада, наоборот, все складывалось как нельзя лучше, только все это было до странного подозрительно. И самое подозрительное было то, что Сэм не удосужился оповестить ее о таком повороте событий. Кстати о Сэме.
Ария почувствовала стальную хватку на собственном предплечье. Охнув, Сильбенвиль ничего не успела сказать, как Сэмишер повел ее впереди себя, ни на шаг не отставая от Большой женщины.
"Ты делаешь мне больно", - возмутилась Ария, шипя от боли, но попыток освободиться из рук Сэма не предпринимала, зная, что это бесполезно.
"Потом поговорим", - отозвался Сэмишер, и его тон Сильбенвиль совершенно не понравился. Все ее слова, произнесенные мысленно и адресованные Сэму, разбивались о непроницаемый барьер, коим он себя окружил, не желая вести диалог. Рыжая сдавленно рыкнула.
Один из шкафов со скрипом и скрежетом провалился в сырую тьму, из недр которой тянуло плесенью. Сильбенвиль наклонила голову в сторону женщины-сопровождающей лоддроу, сощурила глаза. Было в ней что-то подозрительное и до боли знакомое, только Ария все никак не могла ухватить воспоминание за хвост, настолько оно было вертким.
- Не хочешь ничего рассказать? - не слишком церемонясь, спросила полукровка, но допрос пришлось прекратить немедля по нескольким причинам. Во-первых, в пабе послышались грузные шаги местной стражи и вопли вытаскиваемого из окна Кадмуса. Во-вторых, Сэм сильнее сжал предплечье, что запульсировало и заныло. И рыжая не могла определиться, какая из причин была более приоритетной.
Женщина на время пропустила ее вопрос мимо ушей, больше заботясь о жизни и здоровье своего подопечного, практически с пинка запустив его в тоннель первым. Полуэльфийка хмыкнула. А ну как там какая нечисть водится? Огромная, прогрызающая и слюнявящая камень, того и ждущая, чтобы похрустеть на жвалах сочненьким мягеньким лоддроу. Похихикав про себя, Ария пошла за ним следом, чувствуя позади себя как тень следующего Сэмишера. Последней в тоннель, держа канделябр со свечами, вошла женщина. Бутафорский шкаф, скрипя механизмом, закрылся позади, и тоннель погрузился в густую темноту, подергивавшуюся неясным плясом пламени свечи на сальных закопченых огарках.
Шли они долго. Под ногами чавкала сырая земля, по крайней мере Ария надеялась, что это была земля. Сэмишер молчал, предпочитая чавкать сапогами в тишине. Ария не могла понять причину его столь необычного поведения. Обычно кроткий, в этот раз Сэм взбрыкнул почище норовистого мустанга, что отчаянно не хочет становится под седло. Для Сильбенвиль это действительно было в новинку.
- Почему с нами контрабандисты.
Тут наше великолепие соизволило подать голос. Полукровка шумно усмехнулась, делая пару больших шагов, стараясь нагонять свет. Впереди маячила спина в изрядно помятом сюртуке, и спина явно не догадывалась о том, что ее обладатель, по сути, корень случившейся беды.
- Потому что я так решил, - низко проговорил Сэмишер позади Сильбенвиль, и последняя, немало удивленная, даже остановилась в полуобороте, пока парень и не толкнул ее локтем, побуждая продолжать движение, - а ты шагай давай. Ваша мадам с этим и со мной согласна.
Женщина голоса не подала, хотя будь это не так, Ария очень сильно сомневалась в том, что она бы не стала этого отрицать.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Деревня Ортенханк, предместья Ацилотса ]

Отредактировано Ария Сильбенвиль (2015-04-06 18:46:38)

+1

74

[ Монастырь света [флешбек] ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png
30 число Новой Надежды 1647 года. Вечер.

Казалось, что из монастыря Лео вышел еще злее, чем до него. Конечно, многое стало на свои места, прояснилось, стало понятно, на кого должен быть направлен весь гнев. Граф Хельтемхок если и не оправдал себя в глазах инквизитора во время их беседы в башне монастыря Света, то хотя бы продемонстрировал, что не относится к ситуации спокойно. Нет, в душе дракона тоже царило смятение с легким налетом паники, ибо паладинам хорошо известно, что такое игры Темных богов. Это радовало Альдена, он был счастлив видеть, что тесть воспринимает все всерьез и даже в некоторой степени раскаивается, что подставил свою семью под удар. Увы, при всем великолепии всех этих праведных чувств факты никуда не исчезали, а привычки, привитые службой в Инквизиции, не позволяли прощать людей сразу после исповеди. Тот верующий, кто придумал отпущение грехов, был больным на голову. Ошибки никогда никуда не уходили.
Именно с такими невеселыми мыслями  Лео ехал вдоль наружных стен Ацилотса, подгоняя бодрую рысь Ингрид. Кобыла фыркала, ибо быстрее идти не могла, да и народ, порой попадающийся под копыта вместе со своей ботвой и скотом, возмущался подобному поведению, но искателя как-то не волновало. Разговор с Хьервином был дельным, эта встреча дала идеи для дальнейших действий, что вроде бы неплохо при сложившихся обстоятельствах, но не давало покоя, что Аннуора так и не явилась в монастырь. Да и вообще никак не давала о себе знать, хотя при ней должно было быть зеркало связи.
«Надо что-то делать со всем этим дерьмом, Тейар вас всех раздери!»
С одной стороны была Вира, наглядно продемонстрировавшая, что готова убивать во имя исполнения ее воли. С другой – Хьервин в весьма щекотливой ситуации, которому сейчас однозначно необходимо прикрыть тылы хотя бы от самой Инквизиции, Золотого Феникса и собственного Ордена. А во главе списка стояла Аннуора, проклятая неведомым проклятием, что позволяло истеричной богине дергать ими всеми, как ей вздумается. Более того, Альден прекрасно понимал, что в конце всей этой истории он получит труп жены на руки и легкомысленное «ой, а я разве обещала ее спасти? Не помню такого». Это только граф был готов плясать под дудку божества, надеясь на некую эфемерную честность и справедливость. Лео даже с одним глазом видел, что ничего хорошего не будет.
«Если избавиться от проклятия, то все сразу разрешится. Можно будет уйти на дно, заручиться поддержкой всех компетентных лиц, подготовить оборону, разобраться с фениксами. А когда Вира смекнет, что один винтик в ее механизме вылетел, будет поздно».
К вящему сожалению Лео, он не имел ни малейшего представления о проклятиях в целом. Подозревал, конечно, что это что-то очень сложное, а на таком уровне особенно, но недостаток знаний не позволял двинуться дальше констатации факта, что Анн в беде. До единственного знакомого Альдену человека, совершенно точно знавшему толк в таких вещах, ехать нужно было еще добрую половину города. И это лишь для того, чтобы просто спросить, есть ли у сей загадки решение. Соответственно, ехать туда нужно было с женой, которой не было в пределах досягаемости.
- Почему мы не можем просто связаться с Фридой по зеркалу и все спросить?! – перекрикивая галдеж толпы у ворот, спросил Шум, высунув мордочку из седельной сумки. Он вообще смутно улавливал, почему хозяин мельтешит и пытается бестолково решить все свои проблемы одновременно, разрываясь на части, и даже в условиях наступившего кризиса оставался самым трезвомыслящим из их тройки, включая кобылу.
- Леший, действительно… - Альден резко завернул лошадь в сторону, приткнулся в угол, образованный стыком стен, и сунул руку в пристегнутую к седлу сумку с пятым измерением. Зеркало попалось почти сразу.
- Чего тебе, молодчик? – спустя несколько минут раздался с поверхности веселый старческий голосок, с небольшим запозданием появилась картинка. Бабуля Фрида стояла посреди комнаты Лео и опиралась на клюку.
- Скажите, есть ли способ снять божественное проклятие? – сразу в лоб спросил инквизитор, нарочно шепотом, чтобы никто из гуляющих по рядом его не услышал.   
- А я все думала, когда ты ко мне с этим вопросом придешь. Эх, знала я, что долетается твоя соколица когда-нибудь, ой знала…
- Бабуля, - мужчина резко оборвал женщину, ибо понимал, что сейчас начнется нескончаемый поток наигранных причитаний. За долгие годы сотрудничества с бабкой Фридой он усек, что она знает все и обо всем, а вот говорить зря не будет. Если ее не направлять в нужное русло, так и будет нести чушь и заговаривать зубы. - Если знали, то чем можете помочь?
- Есть способ один, почти безотказный. Издревле помогал от всего, ибо что может быть очистительней смерти?
Холодок пробежал по спине Лео. Ему не нравилось, куда клонит старушка. Вообще не нравились такие слова в рецептах счастья. Но он мог бы и догадаться, что легких и приятных путей не существует.
- Ишь, побледнел как! Дыши уже, окаянный, хорошо все будет, жива она останется. В итоге. Езжайте домой, ждать вас буду.
Альден не успел и слова сказать, а старушка уже жестом прервала связь. Мужчине вторило лишь его собственное отражение, одноглазое, усталое и действительно бледное.  Только вот инквизитору не было дела до собственного состояния, нужно было бежать дальше.
«Куда она могла пойти?»
Лео вернулся к той первоначальной задаче, которую преследовал, когда покидал храм – найти жену. Влившись в толпу, неспешно втекающую в город, он пересек ворота и оказался на крупной улице, полной торговцев. Спешился, чтобы не напрягать никого своей спешкой и не нарваться на шибко ответственных стражников. Показалось логичным остаться у входа в город, ибо наверняка же Аннуору просто могло что-то задержать, и она все равно направится к отцу и мужу. С другой стороны, могло что-то случиться, и тогда она могла пойти домой, ибо дома была помощь. Поскольку наверняка искатель все равно не знал, а в храме оставались паладины, которые пошлют весточку в случае чего, решил идти в сторону дома. На первом же повороте свернул в квартал нищих, неприметный, но какой-то по-своему уютный пятачок хибарок в столице, благо, его пересекала удобная для Ингрид улица, а людей там было на порядок меньше. 
«И еще девица эта с ней… Гуляют они, видите ли. Кто вообще гуляет с врагом! Я сказал держать в поле зрения, а не развлекать экскурсиями!»
Между тем смеркалось. Шумные ворота города скрылись за чьей-то лачугой, хотя крики все равно оставались отчетливо слышны. Лео решил держаться самой границы квартала, чтобы видеть дорогу к воротам через переулки. Шум тоже решил поучаствовать в поисках и залез на крыши по плющу, вьющемуся с чьего-то скромного покосившегося балкона.

0

75

[ Лавка чудес «Хрустальная туфелька» ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png
30 число Новой Надежды, 1647 М. Д., вечер.
Избавляясь от неудобной девицы Анн действовала инстинктивно, просто воспользовалась удобным моментом, чтобы отвязать от себя балласт с минимальными потерями и без лишних жертв. Что она скажет командору при встрече, как объяснит свое решение, она не задумывалась, рассчитывая, что ее поймут. А вернее ни на что не рассчитывая, так как и мысли о том, что она неправа, ей в голову не приходили. Сначала Анн шла в сторону храма Ильтара, так как там ее должны были встретить отец и муж, однако, заметив, что уже довольно поздно, решила сменить курс и направиться к дому, а уж оттуда, в случае необходимости связаться с Лео через зеркало связи.
С окраинной улочки, где находилась лавка чудес, Анн, петляя переулками, оказалась в квартале нищих. Столицу драконица знала не слишком хорошо, успев изучить лишь дорогу от дома к храму Ильтара, и еще несколько мест, которые могут иметь значение для паладина и жены инквизитора. Очень зря, как оказалось - поле битвы нужно изучать до последней кочки.
Приняв это к сведению, дочь командора огляделась, сориентировалась и уверенно пошла вдоль улицы, затем свернула в пересекавший ее переулок и едва не угодила под копыта лошади.
- Эй, осторожнее! Нашел место кобылу пасти!
Упомянутая кобыла отступила, как раз настолько, чтобы Анн могла увидеть не только ее, но и того, кто ее вел.
- Ингрид?! Лео?! - драконица обняла мужа. - Надеюсь, ты тут ищешь меня. Я решила, что в храм идти поздно, направилась домой. Пошли скорее отсюда, это чудо, что ко мне тут еще никто не пристал. Что с твоим лицом? Куда ты дел глаз? Он мне нравился.
Аннуора осторожно отогнула повязку. Пустая глазница выглядела пугающе. Девушка помнила глаза своего искателя - карие, смеющиеся глаза, в день их первой встречи в них отражалось все небо целиком, то небо, которого он хотел коснуться. А теперь - черная бездна вместо одного из двух живых огней. Хотя... Может, для инквизитора это и хорошо. Анн обвела глазницу пальцами, касаясь скулы и брови, привстала на цыпочки, как дитя, и поцеловала.
- Чувствую себя так, будто это я на один глаз ослепла. Когда я говорю тебе "береги себя", будь добр, в следующий раз принимай это буквально и не разбрасывайся органами. Кто тебя так? Надеюсь, он мертв?

+1

76

Они совершенно непринужденно замедлялись. Лео увлекся процессом поисков и тормозил возле каждого промежутках в стоящих плотной стеной хибарках, нарочно долго всматриваясь в центральную улицу и проводя взглядом целые группы, надеясь зацепиться за знакомую походку или выцепить из массы копну черных волос. Конечно, в столице полно брюнеток, но инквизитор был почему-то твердо уверен, что уж свою-то он опознает даже в такой толчее, причем в темноте и со спины. С крыш не доносилось ни звука, только рыжая молния время от времени перескакивала со ската на скат, с балкона на балкон, пугала девиц в окошках и даже один раз чуть не навернулась в горшок с какими-то помоями, которые заботливая хозяйка вознамерилась вылить в окно на головы прохожим.  Пускай Аннуору Шум пока не видел, но зато уберег гуляющих и своего хозяина в частности от волны неприятных впечатлений, дав время разбежаться. Искатель чуть ускорился, проходя неблагополучный пятачок пространства, а потом и вовсе встал на месте.
«Может, просто пойти домой и справиться, что нашел над Ацилотсом Галахад? Птицам уж всяко удобнее искать людей с воздуха, я в этих лабиринтах могу с ней расходиться до самой старости».
Конечно, всегда были более оригинальные и креативные методы поиска, например, призыв на помощь тех же артефактов. Некоторые, обладающие свойствами подобного рода, лежали в мансарде, так что вариант с завершением попыток найти иголку в стоге сена выглядел разумно. Слишком разумно для человека, который волновался и злился, а потому терял связь с логикой и рациональностью.
«А если эта девица и правда что-то с ней сделала? Мертвых артефакты не найдут».
Ингрид терпеливо ждала, пока хозяин соберет себя в оформленную кучку и примет, наконец, какое-то волевое решение. В отличие от Лео, она видела, насколько же ее круп мешает людям спокойно жить на этой улице, а пробегающие порой дети даже заставляли ее напряженно дергаться, ибо появлялись из ниоткуда и исчезали в никуда, чтобы потом снова выпрыгнуть из-за угла и рискнуть получить копытами в зубы. Но кобыла терпеливо ждала и провожала особенно злостных ворчунов взглядом, на большее все равно пока никто не был способен. Видели, что лошадь ухоженная, мощная, не чахоточная с узкими костями, как у спортсменов-аристократов, и не тяжеловоз, как у торговцев да крестьян. Стало быть, и хозяин ее не лыком шит, а на такого нарываться себе дороже. Еще окажется паладином каким-нибудь, слушай потом от него нотации о смирении и всепрощении.
Но один очень громкий и возмущенный все же нашелся. Видимо, настолько увлекся подсчетом ворон на темнеющем небе Ацилотса, что едва не споткнулся об Ингрид. Кобыла аж копытом дернула, будто бы грязь смахивая, и отступила в сторону, отчасти спрятавшись за Лео. И взглянула на того, кто не разглядел на дороге массивную лошадь и продолжал кричать.
- Эй, осторожнее! Нашел место кобылу пасти!
Сложно сказать, что именно воспрепятствовало Альдену перебить верещавшую девушку, попросить успокоиться и послать гулять в другое место. Слова и интонация настолько напомнили о чем-то уже случившемся, что отвечать расхотелось, напротив, Лео оттолкнул Ингрид еще больше в сторону, чтобы увидеть говорившую. Как-то не поверилось сразу, что голос был именно тем самым, ведь город большой, а потерявшаяся в нем драконица – маленькая и неуловимая.
- Ингрид?! Лео?!
- Это мы, - машинально подтвердил инквизитор, а жена была уже у него в руках.
Удивление от внезапно рухнувшей с неба удачи и сам факт того, что искомая пропажа стоит рядом и жмется ближе, сдули куда-то злость и возмущение. Больше не было желания попрекать Аннору тем, что она безрассудно пошла гулять по слабо знакомому городу с потенциально опасной незнакомкой, что не дошла до монастыря, что сообщила о своем проклятии лишь в спешке и так поздно, что вообще отошла от отца в таком состоянии, а если и отошла, то не потрудилась найти кого-то доверенного в качестве сопровождающего, что девица, которую искали две гильдии, куда-то испарилась, а жена появилась одна. Все это, разумеется, никуда не ушло, и Лео собирался вернуться к своему возмущению чуть позже, но сейчас куда важнее были другие вопросы. Да и вообще, нельзя инквизитору просто порадоваться встрече с любимой девушкой, в конце концов?
- Надеюсь, ты тут ищешь меня. Я решила, что в храм идти поздно, направилась домой. Пошли скорее отсюда, это чудо, что ко мне тут еще никто не пристал. Что с твоим лицом? Куда ты дел глаз? Он мне нравился.
Мысль Анн летела вперед, не давая ни малейшей возможности хоть что-то ответить. Сделав всего два шага в сторону дома, они снова стояли, ибо Аннуора решила взглянуть на скрытое повязкой увечье. Будто бы мало было ей впечатлений и собственной беды.
- Несчастный случай на задании, мне его выбило чем-то. Сам не понял, чем именно. Слушай, давай ты не будешь туда смотреть, хорошо? Я понимаю, что тебе интересно, но это не созерцание цветочков да пони… - только вот жена его не слушала, ее пальцы уже убирали повязку с глазницы, хотя мужчина отклонялся и всячески не давался. Затих только тогда, когда прохладный вечерний воздух обдал все еще глухо болящее увечье, ибо стало ясно, что нужно просто смириться с упорством драконицы.  – Ты ведь знаешь, что любопытство сгубило кошку? 
Лео понятия не имел, что тут еще сказать. Нельзя было извиниться и заявить, что все это ерунда, ведь потеря глаза – это тебе не вывихнутая нога или несколько синяков да царапин. Ясно ведь, что искателю просто в очередной раз повезло, немногие, кому кусок стены летит в голову, отделываются всего лишь потерей зрения на один глаз. Альден это понимал, и знал, что Аннуора тоже понимает, а потому молчал и ждал, что будет дальше. Он так и не придумал, как бы получше подать такие новости, и не знал, что сейчас думает девушка, ибо она тоже молчала, так что импровизировать по ходу как-то не выходило. Стояла и молчала, только водила пальцами вокруг зияющей дыры в его лице, касаясь шрамов на тех местах, где были веки и раздробленная кожа на брови и скуле. Инквизитор напрягся. То ли переживал за рану, поскольку уже отсутствующий глаз все равно как-то умудрялся болеть, а неловкие пальцы обеспокоенной жены могли что-то где-то задеть, то ли не желал, чтобы она вообще смотрела на этот кошмар и прикасалась к нему. Лео однозначно предпочел бы, чтобы Аннуора любовалась цветочками и гладила котят, а не созерцала изувеченные глазницы. И уж тем более искатель оказался не в восторге, когда девушка собралась эту глазницу целовать. И хотя ей все равно удалось, Лео взял ее за плечи и немного отодвинул от себя, хмурясь. Быстрым движением он натянул повязку обратно.
- А вот такого уже не нужно. Ничего замечательного в этом уродстве нет, чтобы его целовать.
Другой реакции он ожидал, более громкой и возмущенной, но такая оказалась даже хуже. Он не понимал, как можно вот так просто принять увечье и даже начать его обхаживать. Сам Лео, изрядно синяков набив из-за резко сузившегося поля зрения и осознав всю важность двух здоровых глаз, чем дальше, тем больше ненавидел Фурхата и Виру. И его убивало осознание того, что так будет и дальше, утраченный глаз не вернуть. Бессилие и беспомощность – вот что Альден чувствовал, когда думал о том, что скрывает повязка, а Аннуора лезла это гладить и целовать.
С несколько секунд инквизитор стоял и сердито сопел, но не говорил ни слова, ибо понимал, что это его личные проблемы, с которыми теперь ему придется как-то справляться, а жена вообще ни при чем.
- Чувствую себя так, будто это я на один глаз ослепла. Когда я говорю тебе "береги себя", будь добр, в следующий раз принимай это буквально и не разбрасывайся органами. Кто тебя так? Надеюсь, он мертв?
- Один из контрактников Виры, кто-то типа твоего бати. Только он добровольно согласился, за что получил некие особые привилегии в виде способностей. Он устроил взрыв в таллемском отделении стражи, в тюрьме, а там пространство тесное и замкнутое, я стоял около его камеры, почти вплотную. Чтобы мы ничего от него не узнали, он убил себя, а нас за собой захотел потянуть. Ему не удалось, но вот глаз…
Проклятый тейаров глаз, чтоб Вира подавилась им! Лео ощутил, что ему очень хочется закрыть эту тему и перейти к чему-то другому.
- Неважно, все равно ничего не исправить. Я буду осторожней в следующий раз, обещаю. Лучше скажи мне, как ты себя чувствуешь? Проклятие давало о себе знать?
Народ на улице начинал ворчать громче, а потому Альден обнял жену за талию, взял другой рукой поводья Ингрид и повел всех в сторону дома. И правда, негоже было стоять посреди улице на ночь глядя, квартал не самый благополучный.
- Наша бабуля может знать, как его снять. Я уже спрашивал у нее, она сказала, что будет ждать нас дома, можно будет попробовать немедля. Правда… Она что-то про смерть говорила, да и я сам приходил к выводу, что если тебе и можно как-то помочь, то легким и приятным этот путь не будет.
Решать должна была Аннуора, ибо ей становиться жертвой экспериментов бабки Фриды, да вот только Лео ощущал, что надо выражать свое мнение, даже если о нем не спрашивают. Ему потом вдовцом ходить, если все пойдет наперекос.
- Я просто не верю словам Виры, не снимет она свою порчу, только потешит свое самолюбие, уничтожит мир в стране, заставит жалких смертных страдать – и сгинет. Лучше тогда уже самим пытаться, как бы это ни было опасно, чем ждать ее милости и ползать на коленях, лобзая ее сапоги и унижаясь.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Мансарда на окраине столицы ]

+1

77

Стоило обратить внимание на рану, как инквизитор ощетинился.
- ...Я понимаю, что тебе интересно, но это не созерцание цветочков да пони...
- Мы с тобой и не такое созерцали. Печень в уксусе припомни. К тому же я никогда не питала пристрастия к цветам и пони, хотя и видела не раз. А вот выбитый глаз не приходилось, а ведь тебе с этим жить, и мне тоже. Твоя жена - паладин, Лео, я не упаду в обморок. Интересно... Интересно бывает графине узнать какой фасон платья в моде, а я должна знать, как теперь выглядит мой муж.
Она чувствовала, как он напрягся не только физически, но и внутренне, ему было неприятно, что она видит его таким, что он теперь будет какое-то время не так ловок, как раньше, пока не привыкнет. И привыкнет ли... Он отстранил ее, натянул повязку.
- А вот такого уже не нужно. Ничего замечательного в этом уродстве нет, чтобы его целовать.
- В мире столько горбатых, хромых, беззубых, а ты говоришь об уродстве? - Анн не собиралась его жалеть, не здесь и не сейчас уж точно.- Тебе выбили всего один глаз, причем так аккуратно, как будто нарочно вынимали. У тебя остался второй, довольно красивый, так что не жалуйся. А своего мужа я буду целовать куда пожелаю, скажи спасибо, что я сняла только повязку.
Они пошли к дому. Лео обнимал ее, это было похоже на вечернюю прогулку. Да так и было, хотя темы обсуждались не самые романтичные.
- Сегодня весь день хорошо себя чувствую, что странно. Последний раз было плохо ночью. Кто знает, может и этой ночью проявится.
- Наша бабуля может знать, как его снять. Я уже спрашивал у нее, она сказала, что будет ждать нас дома, можно будет попробовать немедля. Правда… Она что-то про смерть говорила, да и я сам приходил к выводу, что если тебе и можно как-то помочь, то легким и приятным этот путь не будет.
- Знает? Вот же ведьма! - это прозвучало скорее восхищенно. - Под самым носом у нас живет бабка, знающая, как справиться с проклятьем не какого-нибудь чокнутого мага, а самой богини?! Если про смерть говорила - не врет, такое всегда со смертью граничит.
Аннуора задумалась. Умирать не хотелось. Совсем-совсем, никак-никак. Две перспективы казались параллельными, но на горизонте сходились в одну точку - смерть. Помогать Вире, оставаясь проклятой, но живой до того момента, пока она не получит свое, а затем, скорее всего, все равно погибнуть, так как веры в слово богини у них не было, либо подвергнуть себя смертельной опасности прямо сейчас, снимая проклятие, и еще более грозной каре обманутой Виры потом, если все получится. Все равно смерть. Тогда уж лучше поскорее и по своим правилам.
- Пошли скорее домой. Фрида ждет.
http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Мансарда на окраине столицы ]

+1

78

[ Бордель «Алый закат», Таллем ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

2 Страстного Танца, 1647 год, вечер

До города Мэрибель добралась так быстро только благодаря городскому телепорту, но время все равно поджимало. Народ в квартале был разношерстный и каждый спешил по своим делам, как и сама девушка. Она спокойно шла, накинув на голову капюшон, подмечая необходимые детали.
«Поворот после красной бочки, три квартала и...» - Мэри встала на перекрестке и стала осматриваться. - «И после повернуть в квартал у вечной птицы? Что за глупость...»
Заметив на углу одного дома рисунок с птицей Мэри усмехнулась и повернула по указанному направлению. Искомая дверь оказалась в самом конце тупика и с первого взгляда ее сложно было бы обнаружить. Простучав по двери определенный ритм, она вошла в помещение и скинула с себя капюшон.
- Рад тебя видеть, Карни. Как и всегда, сама пунктуальность, - мужчина сидел за столом и перебирал пальцами какие-то шашки.
- Взаимно, Гардис. Весь заказ собрали? - Мэрибель медленным шагом прошла до середины комнаты и без приглашения сел в кресло. Подобная встреча была организована не первый раз. Все же она не редко прибегала к услугам знакомых торговцев темной братии.
- Плата? - исследовательница с помощью левитации аккуратно опустила уже заготовленный мешок с деньгами на стол перед продавцом. - С тобой приятно иметь дело.
- Лишняя любезность... От нее аж зубы сводит, - Мэрибель стала складывать товар в сумку.
- Ты с каждым годом становишься все ближе к нам, - мужчина закурил трубку и выпустил дым в сторону девушки. - Когда же я услышу твое имя в розыскном списке?
- Я не на чьей стороне и тебе это прекрасно известно, Крыса, - все собрав она поднялась, чтобы уйти, но выход перегородили чужие телохранители.
- Любопытно, как много Она тебе рассказала. Не посвятишь?
- Она не так глупа, чтобы кому-то разбалтывать свои секреты, да и твоя сеть довольно обширна, чтобы знать о ней слишком много, - девушка не оборачивалась к нему, задумчиво смотря в глаза тому, кто мешал ей пройти. - Ах да, одну вещь спросить хотела. В вашем городе можно перебрести кристаллы Альбара?
- Альбара? Сложно будет их у нас достать, - мужчина еще раз втянул в себя воздух вместе с дымом и затем выдохнул, формируя в воздухе дымовые кольца. - В городе есть лавка ювелира, может у нее завалялась парочка. Желаю удачи, исследовательница, и будь осторожна, крысы вездесущие твари... Не думай переходить нам дорогу.
- И ты будь аккуратен, здоровье ведь уже не как у младенца, - Мэрибель повернулась к мужчине в пол оборота и тепло ему улыбнулась. - Попробуй сделать настой из осоки и омелы, только не переборщи с дозировкой. Спасение может обернуться медленной смертью... Долгих лет.
Вновь накинув капюшон на голову, Мэрибель вышла из помещения и покинула кварталы.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [Ювелирная лавка Сшиасс ]

Отредактировано Мэрибель (2017-05-04 21:38:31)

0

79

7 число месяца Страстного Танца
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь

Переход из: Постоялый двор «Пьяный Дракон»

Настала полночь. Из чуть посеребренных луной клубов зловонных испарений, характерных для этой части города, в сторону Виндека выдвинулись три фигуры. Завернутые в серые плащи с островерхими капюшонами, поскрипывая кожей своих легких доспехов, гремя по мостовой коваными сапогами, они шли к нему уверенной и быстрой походкой. Приблизившись на расстояние боевого броска, фигуры замерли, как по команде. Центральная из них, с хорошо скрываемым за требовательной и жестокой интонацией недоумением, обратилась к одиноко стоящему иштэ.
- Где ребенок?
- Их светлость передает вам наилучшие пожелания - ответил Виндек с наигранной вежливостью - и искренне сожалеет о том, что не может присутствовать лично. Серьезно... мне даже пришлось подкупить его брикетом мороженного, чтобы убедить отказаться от идеи развесить вас, недоумков, по окрестным столбам. Впрочем, осмелюсь предположить, что как законный представитель светлейшего графа, я сумею реализовать его стремления не хуже. - Виндек сбросил капюшон и широко улыбнулся. - Моё почтение, господин Хетцер... ну на самом-то деле, конечно, вы понимаете, что это всего лишь форма вежливости. В действительности, я просто очень рад...
- Что? Это он! Немедленно ликвидировать.
- Как прикажете, милорд инквизитор.
Из под плащей двоих подручных господина Хетцера сверкнули кинжалы. Стремительно и весьма тактически грамотно заходя во фланги, они ринулись на Виндека с какой-то чарующей хищнической грацией. Но после первых же двух шагов, свалились на землю с навылет простеленными черепами.
Спасибо, Ирма. Кусок кирпичной кладки, внезапно вдруг отделившийся от стены, озорно хохотнул, отвесил Алариху шутовской поклон и принялся неторопливо перезаряжать арбалеты. 
Оставшись без прикрытия, человек в сером терялся не более пары секунд. Резким движением скинув плащи и выхватив из-за спины пару коротких мечей, он сделал кувырок, дабы уйти от возможного второго залпа и, без сомнения, уже следующим движением мог бы располосовать Виндека на аккуратные ленточки, но сам потерял кисть руки, наткнувшись на натянутую впереди и совершенно незаметную в здешних парах струну из сверхпрочного алхимического сплава. В удивлении, он даже не заорал от боли, а только лишь попятился назад, уставившись на хлещущую из отсечённой конечности кровь. Но отступать было уже слишком поздно... страшный механизм - порождение сумрачной и извращённой музы инквизиторского алхимика - был запущен. По обе стороны мостовой раздались хлопки и в воздух взмыли десятки маленьких горящих зловещим бледным огнем шариков. Попадая на доспехи, лицо и одежду своей цели, они с шипением прожигали себе путь внутрь и продолжали тлеть уже непосредственно в её теле, источая наружу зловонный запах паленой человеческой плоти.
Теперь Хетцер вопил, бился в судорогах, катался по земле в бессмысленных инстинктивных попытках сбить пожирающее его тело пламя. Виндек от души приложил его сапогом, перевернул на спину, прижал к земле коленом и, удержав голову, воткнул в шею инфекцию. Это заставило мужчину немного упокоиться.
- Не ожидали увидеть меня здесь? - Поинтересовался иштэ с каким-то добродушным игривым безумием во взгляде. - А я почему-то стразу подумал именно о вас. Вы же знаете, я никогда не был высокого мнения ни о ваших умственных способностях, ни о моральном облике. И ведь не просчитался же... Что ещё человек, вроде вас мог предпринять, когда провалилась ваша провокация в Волкоде, а я растворился на бескрайних просторах королевства? Конечно же - пойти самым очевидным путем и попытаться достать меня через угрозу моей семье. Мой шестилетний племяшка был бы, конечно, идеальной целью, если бы взяли на себя труд изучить историю вопроса. От двоих, из той троицы наемников, которых вы за ним послали вообще мало что осталось. А третьего я нашел запершимся в шкафу, наполовину обезумевшим и молящим только об одном - больше не подпускать к нему "это отродье Тейара". Я выполнил его просьбу и он в благодарность сдал мне наименование своей конторы... чего, как вы наверно надеялись, наемники обычно не делают. Его капитан оказался весьма дельным и благоразумным человеком. Он убедил меня, что понятия не имел о том, что действует против родственника королевского инквизитора и в качестве жеста примирения назвал мне имя своего нанимателя. И как по волшебству, эти фанатики - Псы Ильтаровы - оказались курируемой именно вами радикальной националистической сектой. Разумеется, они понятия не имели, что внутри ордена может существовать какой-либо разлад и потому мне не составило большого труда представиться вашим посыльным и назначить удобное мне для встречи место и время.
- Да ну? - Прохрипел инквизитор. - И что дальше?
- Для вас - ещё немного боли, потом смерть и забвение... а на что вы, собственно, ещё рассчитывали?
Тот, кажется, не на шутку рассвирепел, а может быть и просто испугался (чему вида, однако не подал).
- Дурак... нельзя просто так взять и убить инквизитора! Будет расследование! Все знают, что мы были на ножах. Что ты унизил меня перед моими людьми. И то, что ты якшаешься с еретиками не добавит тебе доверия! Он дико закашлялся и на губах его выступила кровавая пена.
- Расследование? Да кто о вас вспомнит... - Скривился Виндек. - Кто любит вспоминать ошибки? Вы именно из той породы моих дражайших собратьев, которые, как раз вполне взаимозаменяемы. В Ордене с трех лет... сплошная муштра и промывание мозгов. За всю жизнь вы не отрефлексировали ни одного своего поступка, самостоятельно не пришли ни к одной мысли - всё было вбито в вас розгами наставников. Ну да... отличные боевые навыки, мощный логический аппарат, наблюдательность, умение бить по слабым местам человеческой психики. Но тут нет ничего такого, в чем через пару сотен лет вас не смог заменить какой-нибудь достаточно совершенный к тому времени голем. Нет в вас того творческого начала, способности к нестандартному мышлению, которое вырабатывается не тренировками, но простым общением с людьми и разносторонним жизненным опытом. Вы были бы не бесполезны, если бы ваша тупизна компенсировалась хотя бы преданностью. Но, после того, как я отбил у вас того гомункула, в вас, видно, сыграли личные мотивы. Я чуть не погиб вместе со всеми столь ценными для Ордена знаниями, вынужден был скрываться. Работа лаборатории в результате застопорилась на месяцы... В общем-то все этот дает мне основания считать ваше существование досадным недоразумением. И я намерен это недоразумение исправить.... не только в текущем времени, но и, так сказать, в исторической ретроспективе.
Виндек полез в сумку и извлек оттукда Маховик.
- Это ещё что за дрянь? - Теперь в глазах инквизитора отчетливо читался страх.
- Это! - Воскликнул Виндек - Одна из трех вещей, которые останутся с вами после того, как путем стирания памяти я полностью уничтожу вашу личность. К тому времени действие обезболивающего закончится и с вами останутся только боль, эта штуковина, и осознание того, что активацией её вы от боли избавитесь. Вообще-то это ложь. Я конечно постараюсь не дать вам медленно сгореть заживо - садизм, в отличие от вас, мне почти чужд... но ничего не могу обещать, потому что активация устройства просто сотрет вас из памяти всех, кто когда либо вас знал. Вас не будет. Не будет, как будто никогда и не было. Возможно, вас не станет и для меня. Зато уже ни один правдовидец в Ордене не сможет усомниться в моей искренности, когда на вопрос "куда вы дели того безымянного инквизитора, который, вроде бы, точно был?" я отвечу: "не знаю, о чем вы..." Да, прощайте...

Переход в: Третий этаж. Алхимическая лаборатория

Отредактировано Виндек (2017-09-04 21:54:05)

0


Вы здесь » За гранью реальности » Город Ацилотс » Квартал нищих


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно